ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Усадив Макса голой задницей на тумбочку возле кровати, она стала смотреть в его глаза, задыхаясь в удовольствии от действий своего рыжеволосого низа. Он словно говорила ему взглядом: "Смотри, я получаю кайф не от твоего языка и не от твоего тела". Лэй выгнулась в спине, закрыла глаза и уперлась о ко... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Вот я уже достиг низа твоего живота, кожа здесь особенно нежная, пропитанная ароматом, который опьяняет меня. Если бы это было возможно, я хотел бы слиться, раствориться в твоей коже, а пока я только жадно и нежно касаюсь тебя губами, но даже они кажутся мне слишком грубыми, когда касаются тебя. Не ... [дальше>>]


Раздел: Рассказы
Категория: Клизма, Случай
Автор: Ирина Сергеевна
Название: "Воспоминания из давнего далекого детства (окончание). Часть 2"

      Её пальцы довольно жёстко раздвинули мне половинки попы, наконечник клизмы коснулся дырочки, и в ту же секунду вошёл ко мне в попу. Я опять не выдержала, и со вскриком дёрнулась и сжалась.
     - Опять те же самые фокусы?! - грозно прикрикнула медсестра, и хлёстко шлёпнула по правой стороне попы так, что там загорелся пылающий "горчичник". - Чтобы лежала смирно, а то смотри, так всю попу нарумяню! И она разомкнула зажим.
     Даже в дальнейшие разы, когда я стала у медсестёр если не как дочка, то совсем как родная, я заметила, что у них были совсем различные подходы. Венера Бакировна старалась влить как можно больше воды, после чего я едва-едва добегала до стульчака, один раз даже немного обкакалась. А тогда для меня эти лишние сто - сто пятьдесят грамм воды было примерно то же, что и лет двадцать спустя, когда мне вместо обычных двух литров однажды вкатили три, а затем и вовсе три с половиной литра. Хотя сегодня трёхлитровые клизмы мне уже не в новинку, самые обычные. А Галина Афанасьевна в первый раз вливала поменьше, размывала залежи, и заставляла потом ложиться под вторую, а случалось, и под третью клизму. Вообще они относились ко мне особенно, не как к другим пациентам - заботливо, и в то же время строго. Ещё несколько лет подряд Галина Афанасьевна нет-нет, да лепила мне "горчичники" на попу, в шутку пугала "сделать больный укол большой иголкой"...
     Тёплая вода наполняла мне живот. Сначала было лишь лёгкое щекотание, затем покалывание, а потом... Внутри тпрошёл даже несколько болезненный позыв. Я даже подпрыгнула, и едва не скинула ноги с кушетки. Но медсестра, готовая к этому, сильно прижала меня, почти навалившись всем телом. Я взвизгнула, но она сильно свела мне половинки попы, одновременно держа наконечник клизмы, и вода не просочилась наружу. Так прошло около двух минут, позывы то стихали, то возобновлялись с новой силой. Я ёрзала, буквально прыгала лёжа, но Галина Афанасьевна, держа коленом мои ноги, прижимала одной рукой и локтем плечи, а другой - попу. Лицо у меня было мокро от слёз, я уже не помню, всхлипывала я или рыдала. Вода в клизме уже закончилась, медсестра извлекла наконечник, и сжимала мою попу, вдавливая мне края половинок вовнутрь, как бы затыкая ими дырочку. Так прошло ещё минут около десяти.
     - Добежишь до туалета, или прямо тут сходишь на горшок? - спросила она. - Потом сама вынесешь!
     Устраивать в кабинете вонь, да ещё нести горшок в присутствии краснощёкой тётки - этого невозможно было представить. Я слетела с кушетки, едва не снеся вешалку с клизмой, платье упало само, хоть и не до конца. Хорошо, что медсестра успела до этого обуть мне на ноги сандалетки! Галина Афанасьевна уже распахнула дверь. Я ветром понеслась по коридору, и почти у самого входа в туалет вода вдруг заструилась по низу попы и по ноге. Я рванулась быстрее, влетела в кабинку, и как только приподняла подол платья и присела над стульчаком, как из меня хлынула вода потоком, и с противными шлепками вышло размягчённое содержимое кишечника.
     Так я просидела несколько минут. Из соседней кабинки, слышно было, вышла тётя в длинном платье, с охами, какими-то досадными присказками. Тётка с ногою в гипсе видимо вышла в ту пору, пока меня держали на кушетке. Я взяла кусок газеты, висевшей на гвозде, плюнула на него, и попыталась стереть коричневую дорожку на ноге. Белый гольфик тоже был испачкан, на нём до самой пятки расплылось рыже-коричневое пятно. Так что я сняла оба гольфа.
     И тут в туалет ворвалась краснощёкая тётка, это было лишь слышно, но понятно, кто это был. В кабинке напротив в унитаз рванул целый водопад, донеслись шлепки комьев об стульчак, звучные выстрелы газов...
     Разумеется, как-то возиться, мочить газету в бачке при ней я не хотела. И потому провела на стульчаке больше времени, чем требовал процесс опорожнения. Когда же она ушла, я залезла ногами на стульчак, стала мочить газету в чугунном ржавом изнутри бачке с ободранной веревкой. И тут я ощутила резкий позыв. Едва успев поднять сзади подол платья, уже не смогла удержаться, из попы брызнул рыжий фонтан, испачкал двери в кабинку и пол. Я с поворотом спрыгнула, вновь села на стульчак, и из меня хлнстнула полужидкая кашица. Где-то в складках кишечника задержалась вода. Дождалась, когда выйдет вроде бы всё. Хорошенько подтёрлась, вновь намочила в баке газеты, обмыла ногу, и теперь ещё не успевшие засохнуть пятна на двери и на полу. Чувствуя лёгкость, пошла в процедурку за портфелем, оставленным там. Но Галина Афанасьевна не отпустила меня просто так. Велела лечь на кушетку, прозондировала палочкой с ватой. Я заметила, что она нахмурилась.
     - Ириша, тебе бы лучше пока что хотя бы часок посидеть здесь, погулять по коридору. В тебе ещё осталась какая-то жижа, вроде поноса, и по дороге тебя может прихватить в туалет.
     Я отказалась, и взяв портфель, побежала домой, благо было не очень далеко. Дома я тут же намылила гольфик хозяйственным мылом, но как только стала его тереть, как ощутила нестерпимый позыв, как при поносе. Хорошо ещё, что ванна и туалет к нас были в одном месте, а уходя из поликлиники я не одела трусы! Едва успела задрать платье и прыгнуть на стульчак, и жидкая киселеобразная масса сама собой рванулась из попы! Выстрел газов. Ух, теперь кажется всё! Простирала и повесила сушить гольфы, переоделась в домашнее.
     Летом в пионерлагере мне ещё дважды делали клизмы - один раз в середине смены, медсестра, и второй - перед самым отъездом оттуда, когда нас осматривала педиатр, совсем молоденькая, и заподозрила у меня неладное. Она же и произвела мне эту процедуру.
     Разумеется, я описала самые запоминающиеся моменты. Конечно же, дома никто не знал о моих посещениях клизменной процедурки в поликлинике - это стало моей маленькой тайной вместе с медсестрами. Кстати, работали там в основном медсёстры пожилые, которые оставались работать после выхода на пенсию, ранее работавшие в инъекционной процедурной. На их шутливом "наречии" это называлось - "спустили вниз". И только Галина Афанасьевна работала там постоянно, так как была младшей медсестрой. Даже когда я через года два с половиной ходила туда "законно", была прикреплена к этой поликлинике - N 1 - то и тогда меня принимали безо всяких направлений, "по блату". Особенно запомнилась мне смешливая и весёлая Валентина Анисимовна, проработавшая там до 91 (!) года, и даже в этом возрасте выглядящая лучше, чем другие в 65-70. Кроме клизм, в этом же подвальном помещении ставили и банки, в кабинете в торце коридора, противоположном туалету.
     Когда же я вышла замуж, в новой семье клизмы мне делала старшая сестра моего мужа, Тая, женщина очень добрая и милая, но несчастная. Она так и не смогла выйти замуж из-за врожденного уродства - огромного пигментного пятна в половину лица, с гнёздами волос и неровностями кожи, похожими на бородавки. Но мы с ней сдружились так, что стали друг другу роднее всех. Благодаря ей я уже перестала зависеть от лечебных учреждений. Сейчас вот обучаю этому делу внучку...
     Зато мой муж, в силу своей прямо-таки болезненной брезгливости просто не мог переносить, если в его присутствии кому-то ставят клизмы, и когда начинались приготовления, он тут же убегал из дому, к друзьям, или ещё куда-то. К тому же сам он боялся этой процедуры как огня, и когда через несколько лет нашего брака ему самому клизма понадобилась, я использовала все навыки, моральные и физические, нахватанные мною у медсестёр, и с огромным трудом всё же поставила ему клизму. Когда я только притрагивалась наконечником к его дырочке, он отдёргивал попу, не давая возможности вставить клизму. Пришлось держать очень жёстко.
     И напоследок. В последний раз, но уже в больнице, где я провела, хоть и с перерывами, последние три месяца, клизму мне делала девушка-негритянка, обучающаяся в нашем городе, и проходящая практику в больнице!
     
     С уважением, Ирина Сергеевна.


Страницы:  [1]
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ




Воспоминания из давнего далекого детства (окончание). Часть 1
Воспоминания из давнего далекого детства (окончание). Часть 2


Посмотреть фото и видео на Pokazuha.ru

ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Потом его пальци пробрались мне под футболку. Я тоже ласкал его тело руками, и вот я снял с него футболку. Он был очень красив, он не был качком, но не был жирным, грудь его покрыта темными волосами. Он встал, и я опустился перед ним на колени, и растегнул ему джинсы, Потом он снял их вместе с труса... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Мои изысканное знание мужского тела, которое я передавала подружкам со слов тёти Тамары, дошли и до Валентины Геннадьевны - врача, что вела нашу практику. Понадобилась помощь ввести больному катетер, она меня и позвала, посчитав, что я уже знакома с мужским достоинством воочию, ничего страшного не с... [дальше>>]









В закладки!

 
Обновления
и новости
Эротические рассказы
Руководства по сексу
Конкурс "Секс с другими"
Поиск
по сайту
Написать
нам
Опубликовать
рассказ

 
Задорные
картинки
Рассылка обновлений
Ссылки
на друзей
Рулон
обоев

 
Секс по телефону
Viagra Стульчик.Net
MP3 секса по телефону
Эротические знакомства
Отборное порно бесплатно

 
Реклама у нас

Эротический массаж в Москве

Проститутки Новосибирска