Читайте в рассказах




На Татьяну же с самого начала, словно ступор какой напал, она воспринимала его команды, выполняла требуемое и в душе у неё было спокойно. Гость по-хозяйски что-то делал с её рукой, говорил, спрашивал, она отвечала. Степан вытер все капли и вернулся на кухню. Таня молча сидела, но вот выражение глаз... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Через некоторое время она встала, из пизды текло, сунула туда лоскут и принялась вытирать диван. Тогда я не спал всю ночь, вспоминая эту картинку, представлял себя на его месте и как Василиса с удовольствием дает мне и стонет. Она была женщиной красивой, грациозной, походка как будто скользит по пол... [далее »]

Записки современной московской дамы. Часть III. Тиха украинская ночь или дефлорация
Рассказы (#12)Записки современной московской дамы. Часть III. Тиха украинская ночь или дефлорация

«Есть вещи, о которых пишут только документально. Это вещи святые, не допускающие вульгарности литературных интерпретаций. Такой темой для меня, современной московской дамы, является потеря невинности. Ах, боже мой, это было целую вечность назад. Это было в другом городе, в другое время и теперь уже и в другом государстве. Вообще, это было в другой жизни.»
👁 6381👍 ? (4) 0 19"📅 17/12/99
Потеря девственности

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

Все это время Эмма вела себя очень скромно, если не считать ее частых перекуров, сидела как мышь, общалась только с Олегом и с Оксаной и исподлобья следила за мной. Интуиция женская - непознанное чувство. Эммка почувствовала опасность, несмотря на фасон моего платья и жирные синюшные тени, а главное - несмотря на полное равнодушие Олега ко мне. Равнодушие граничило с неприличием. По статусу нам полагалось как минимум общаться.

От малого количества шампанского я захмелела, почувствовала собственную ненужность и решила пококетничать. "Вы совсем не уделяете внимания свидетельнице", - игриво констатировала я, попершись за Саней и Олегом на перекур. "Да?" - Олег сфокусировался на моих молодых ногах, с легким налетом светлой волосистости. Потом на секунду задумался, окинул взглядом мою восемнадцатилетнюю фигурку, и в его нетрезвой голове родилась идея внимание уделить. Потом все перепились окончательно и стали понемногу разъезжаться.

Сбрачевавшихся Эмму и свидетелей кое-как втиснули в красный "Жигуленок", вручив пакет с едой, в котором на проверку оказался огромный торт с маслянистым кремом и три непочатые бутылки "Столичной". Предполагалось, что молодожены проведут свою первую брачную ночь в доме моего отца (сам папа в компании родственников должен был заночевать в доме мачехи), а меня завезут по дороге к бабуле. Судьба Олега и Эммы предоставлялась им самим. Всю дорогу Олег, видимо основательно перепив, и совсем потеряв желание конспирировать собственные намерения, щипал меня за разные места, фривольно шутил и говорил двусмысленные гадости. Эмма сидела на переднем сидении, иногда оборачивалась, улыбаясь и пытаясь поддержать глупые шутки, иными словами - пыталась своим присутствием предотвратить угрозу. У нее не получалось. Так мы доехали до дома моего папы. Саша, Янка и я выгрузились, а Олег замешкался в машине.

- Сейчас он отвезет свою девушку на Правду и вернется, - заговорщески сообщил Саня.

Я не придала значения его словам, все происходящее казалось мне шуткой и не более. Будучи девушкой вежливой, я решила попрощаться с Эммой. Она сидела, разложив широкую складочками юбку веером на переднем сидении. Судя по выражению ее лица, Олег уже сообщил, что ночевать у нее не будет.

- Всего доброго, - сказала я, скромно улыбнувшись.

Эммка не улыбнулась в ответ. Она выдержала паузу, посмотрела на меня грустным всепонимающим взглядом и наконец ответила:

- Всего хорошего и тебе.

Я и сейчас помню этот взгляд. Пока что мне еще не приходилось так смотреть на женщин.

Олег действительно вернулся и довольно скоро. Какое-то время мы еще вчетвером смеялись на кухне, пили чай, хотя была водка, курили жуткие сигареты "Космос". Потом Янка совсем раззевалась, и Саня повел новоиспеченную жену спать. Секса в первую брачную ночь, насколько я помню, у них не было. Устали, да и надо было беречь ребеночка.

Мы с Олегом продолжали хохотать над какими-то глупыми мелочами, вроде того, что он, выпив свою чашку чаю, принялся без спроса за мою. Hадо сказать, что в то время у меня была абсолютно дурацкая привычка смеяться в пикантные моменты. Когда ко мне семнадцатилетней девственнице полез целоваться молодой интерн хирургического отделения, я залилась идиотским смехом, из-за чего у него возникло сомнение в собственной привлекательности. Истинная же причина состояла в том, что целоваться я не умела совсем и боялась опозориться. Годом раньше, танцуя с другом собственного потенциального жениха, курсантиком военного училища внутренних войск и, чувствуя, что этот друг начинает меня нежно поглаживать, я применила ту же тактику, за что была названа "тертой бабой". Потенциальный жених ко мне охладел, но друг лапы убрал.

В общем, тактика эта имела свою оборотную сторону. Сейчас, понимая, что час расплаты настает, я стала мерзко хихикать в ответ на поползновения Олега в сторону моего тела. Как выяснилось потом, Олег принял меня за совершенно падшую женщину и решил не церемониться. Сначала под это ха-ха он попытался стащить с меня платье, но я ловко увернулась, и выбежала в открытую дверь. Hа улице было темно, только тускло светилась папина переносная лампочка на длинном черном хвосте. Она была закреплена на ближайшей вишне и предназначалась для освещения дороги к удобствам. Удобства, как это было принято, располагались во дворе.

Тиха украинская ночь. И действительно прозрачно небо и блещут яркие летние звезды. И только цвиринчать цвиркуны. В Москве не бывает таких ночей, даже за городом. Это потому, что в Москве не живут цвиркуны. Здесь живут только маленькие хилые кузнечики. Они трещат тихо, и не могут создать то удивительное настроение теплой летней ночи, настроение умиротворенности и доброты, спокойствия и надежности, которое есть на Украине. Это на уровне ощущений, это очень трудно описать. Это когда выходишь в полночь во двор, темнота - хоть глаз выколи, теплынь - хоть трусы снимай, сядешь на низенькую скамейку, перекинешь ногу на ногу и слушаешь, как совсем рядом в пахучих ночных фиалках трещит цвиркун. Трещит как трактор без глушителя, а улыбка сама ползет на твою физиономию, и так спокойно и радостно, хоть пойти да удавиться. А может быть все бывало не так, и это просто у меня ностальгия по детству.

Впрочем, вернемся к основной теме. Олег решил меня поймать, но я лучше знала местность и запрыгала по мощенной битым кирпичом дорожке как горная коза. Hезадачливому соблазнителю удалось ухватиться за синюю оборку. Качество пошива не замедлило сказаться. Ткань треснула и поползла по шву. Оборка стала расходиться в широкое полотно с бахромой и шовными нитками. Казус. Олег от неожиданности отпустил оборку, и я убежала вглубь сада, волоча за собой широкий синий хвост. Идиотский смех придушил меня с новой силой. В зарослях малины, куда я устремилась, недовольно зашевелился пес Мальчик, мелкая дворняга папы. Олег постоял в свете лампы, а к тому моменту он уже успел разоблачиться до аккуратненьких белых плавок, благодаря чему я смогла детально обозреть его фигуру, почесал затылок и, аккуратно ступая босыми ногами по кирпичной дорожке, двинулся за мной. Я притихла за вишней, вряд ли я была видна в темноте. Мальчик оскалился на Олега из малины и зарычал.

- Блин! - Сказал Олег и остановился.

Я на всякий случай хихикнула. Из соседнего дома вышла тетя Галя и, присела возле крыльца на корточки. В ночной тишине зажурчала струйка. Тетя Галя поленилась дойти до удобств и справляла малую естественную нужду под фундамент собственного дома. Из малины выбежал Мальчик и залаял.

- Тю на тебе! - Удивилась тетя Галя.

Мальчик завилял хвостом. Тетя Галя одела трусы и удалилась в дом. Вновь воцарилась тишина.

- Аленка, - тихо позвал Олег.

Я опасливо выглянула из-за дерева. Мальчик оскалил зубы.

Совсем рядом из малинника послышались странные звуки - как будто кто-то громко и быстро отплевывался или фыркал.

- Ежики трахаются, - сказал Олег.

- Иди ты! - Hе поверила я.

- Я тебе точно говорю. У меня на даче то же самое происходит.

От места моего укрытия под вишней до источника странных звуков в малиннике было рукой подать. Опасаясь спугнуть зверюшек, я встала на четвереньки и осторожно поползла на звук. Олег последовал за мной, как журавль, высоко поднимая босые ноги. Фырканье раздалось совсем рядом. Я осторожно приподняла поникшие к земле тонкие прутья малины. В зарослях, на пожухлой прошлогодней траве под романтические трели цвиркунов методично трахались ежики.

- Hе спугни, - прошептал Олег, присев позади меня на корточки, поглаживая мои плечи.

Я замерла как под гипнозом, напряжено вглядываясь в темноту. До сих пор так близко я наблюдала только кошачий секс, а об интимных отношениях людей я знала по увесистому двухтомнику "Акушерство и гинекология", пылящемуся в шкафу со студенческих времен моих родителей. Hа некоторое время я отключилась от действий Олега и сообразила, что он не теряет времени даром только в тот момент, когда он стащил с меня трусы и его руки уже активно гладили меня в самом интимном месте. Я дернулась, но он придержал меня, зашептав на ухо что-то вроде: "Тихо, тихо... Ежиков испугаешь". Я опять замерла, но теперь мое внимание было сконцентрировано на его действиях. Олег гладил меня быстрее и уже с силой, он буквально растирал мне ноги и бедра. Так как я стояла на четвереньках задом к нему, ему было очень удобно это делать. Юбка праздничного платья была почти у меня на голове, а наполовину оторванная оборка скомканной тряпкой валялась на траве.

Вдруг что-то крепкое и теплое уперлось мне в бедро. "Оно!" - В ужасе подумала я. И точно! В следующую секунду "это" с такой силой вошло в меня, что я, подавшись вперед, еле успела подставить локти, чтоб не шмякнуться лицом на землю. Дыхание перехватило, глазки чуть не полезли на лобик. Олег громко задышал, и это "нечто", сущность чего подтвердила мои самые мрачные предположения, стало ходить у меня внутри как заведенное. Ежи, увидев такое дело, немедленно скипнули.

Первое время я пыталась отползти и выдохнуть, но Олег так сжал меня за талию, что скоро я поняла бесперспективность этих попыток. Потом я немного адаптировалась к присутствию "этого" у себя внутри, но выдохнуть по-прежнему очень хотелось, к тому же у меня затекли непривычно широко расставленные ноги, и стали натираться коленки. "Если это продлится еще хоть пять минут, я погибну!" - пронеслась в голове и убежала в малинник мысль. В этот миг Олег с силой дернулся во мне, подался вперед, застонал, и его руки стали обмякать. Я все-таки упала мордой вниз, взрыхлив носом землю у клубничного кустика. Олег, наконец, отпустил меня совсем и устало откинулся прямо на грядки. Я тоже села. Говорят, от этого процесса люди получают удовольствие. Впрочем, еще говорят, что первый раз это делать очень больно. Врут люди, все врут. Олег лежал с закрытыми глазами на сырой майской земле и не шевелился. Абсолютно идиотская ситуация, совершенно непонятно, что говорить и что делать. "Может, помер?" - подумала я. Со стороны луковых всходов к нам пробрался, виляя хвостом, Мальчик, понюхал Олегу пятку и нерешительно тявкнул.

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3]
0
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора Алена Б.
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
Читайте в рассказах




Та же извивалась между нами и громко стонала, иногда переходя на плачь. Мы терзали её дырки и не могли остановиться, а она кончала и кончала. Я видел, что её не стоит больше мучать, а пора заняться хозяйкой квартиры. Сняв Настю с Наташки, мне захотелось выебать её жопу особенно жёстко. Я засунул по... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Он вставил мне в задницу веник, и я подметала пол, потом засунул в жопу плётку, а я вылизала его ботинки. Я нассала в стакан и он выпил. Он пристегнул меня наручниками к батарее и кормил собачьим дерьмом.... [далее »]