ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Клитор был не менее восхитителен, чем сосКИ. Но я так и не смог заставить Наташу получить повторный оргазм с помощью куннилингуса. Тогда я, встав, подхватил ее на руки, сел на стул и усадил ее верхом в позе "пассажиры с детьми". Мой член легко проник в ее влагалище и я начал "катать ее на лошадке" у... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




- "Хороший рот у тебя сучка, только пользоваться ты им не умеешь. Но это наживное, потренируешься и будешь сам просить отсосать у меня. Как дело обстоит с твоей задницей?". Я сказал что растягивал свою попу небольшими игрушками и свечками. Он меня поставил раком на диван, смазал чем-то анус и ввёл в... [дальше>>]

Галиани (Часть 1)
Рассказы (#242)Галиани (Часть 1)

«Пробило полночь. Залы графини Галиани еще сверкали тысячами огней. Оживленные пары носились под звуки опьяняющей музыки. Все блистало великолепием одежды и украшений. Изящная, полная радушия хозяйка и царица бала казалось радовалась успеху празднества. Она отвечала приятной улыбкой на слова, ласки и комплементы, которые рассыпались перед ней в благодарность за приглашение.»
👁 5437👍 ? (0) 0 28"📅 17/12/99
Группа

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

Потом, оглядывая себя снова и трогая себя снова, я спрашивала себя: все ли во мне закончено? все ли мое тело выполняет свое назначение? Интуитивно я понимала, что есть что-то, чего мне недостает и я желала этого всей душой. Вероятно, я имела вид помешанной, потому что я нередко ловила себя на том, что я безумно смеюсь. Руки мои раскрылись, словно для того, чтобы охватить предмет моего вожделения. Я дошла до того, что обняла сама себя. Я стиснула мои члены и ласкала, мне непрерывно было нужно живое, чужое тело, которое можно было обнять и приласкать... в мое странной иллюзии я хватала себя, воображая свое тело чужим.

Через стекло больших окон вдали виднелись огромные деревья и газоны, так манило пойти туда и поваляться на зелени, затеряться в чаще листьев. Я любовалась небом, мне хотелось улететь наверх, исчезнуть в синеве, смешаться с тучами и ангелами. Я могла сойти с ума. Кровь горячо прилила к голове. .. вне себя от восторга, я откинулась на подушки и одну из них зажала между ногами, а другую обняла руками. Я безумно целовала ее, даже улыбалась ей. Мне казалось, что она наделена способностью чувствовать. Вдруг я остановилась. Я вздрагивала и мне казалось, что я тону и исчезаю.

Ах, боже мой! - воскликнула я, вскакивая в испуге, чувствуя себя совсе мокрой. Ничего не понимая в том, что во мне произошло, мне стало страшно, я бросилась на колени, моля бога простить меня, если я поступила дурно.

Альоиз: Милая невинность! Вы никому не доверились, не рассказали того, что вас так напугало?

Фанни: Нет, я никогда никому этого не рассказввала, не осмелилась бы ... еще час назад я была невинной. Вы дали разгадку моей шарады.

Альоиз: О, Фанни, это признание переполняет меня счастьем! Мой друг, ну прими еще доказательства моей любви, Галиани, будьте свидетельницей моей любви, смотрите, как я полью сейчас этот божественный юный цветок небесной росой.

Галиани: Какой огонь! Фанни, ты уже обмираешь, о-о-о она наслаждается,

Альоиз: Я расстаюсь с душой. Я ....

И сладкая страсть кинула нас в опьянение, мы оба унеслись на небо.

После минутного отдыха я счел своим долгом приступить к своему рассказу.

- Я родился, когда мои отец и мать были полны сил и молодости. Мое детство было счастливо и протекало без слез и болезней. К тринадцати годам я был почти уже мужчиной. Волнение крови и вожделение живо давали себя знать. Предназначенный к принятию церковного сана, воспитанный со всей строгостью, я всеми силами подавлял в себе чувственные желания. Ночью во мне природа добивалась облегчения, но я боялся этого, как нарушения правил, в котором сам не был виноват. Это противодействие, это внутренняя борьба привели к тому, что я отупел и походил на слабоумного, когда мне случайно встретилась молодая женщина, то она мне казалась живосветящейся и источающей чудесный огонь. Разгоряченная кровь приливала к голове все сильнее и чаще. Это состояние длилось уже несколько месяцев когда однажды утром я почувствовал, что все мои члены сводит судорогой. При этом я испытывал страшное напряжение, а затем конвульсию, как при падучей. Яркое движение предстало передо мною с новой силой. Моим взорам открылся бесконечный горизонт, воспламененные небеса, прорезанные тысячами летящих ракет, ниспадая плавающих, наливающихся дождем сапфировых и изумрудных искр. Пламя на небесах утихло - теперь голубоватый огонь пришел ему на смену. Мне казалось что я плавал где-то в мягком и приятном свете луны.

Я бредил любовью, наслаждением в самых непристойных выражениях, а руки мои сотрясали мой высокомерный приап.

Впечатления, сохранившиеся от изучения мифологии, смешались теперь с видениями. Я видел Юпитера и с ним Юнону, хватающего ее за перул. Затем я присутствовал при оргии, при адской вакханалии в темной и глубокой пещере, охваченной зловониями: красноватый свет и отблески синие, зеленые отражались на телах сотен дьяволов с козлиными туловищами в самых причудливых и страстных позах. Они качались на качелях держа свои ... наготове и залетая на раскинувшуюся женшину, с размаху вонзая ей свое копье между ног. Другие, опрокинув непристойную набожную монахиню вниз головой, с сумашедшим смехом кувалдой всаживали ей великолепный огненный приап и вызывали в ней с каждым ударом парекопизы неистового наслаждения третьи, с фитилями в руках зажигали оружие, стреляющее пылающим приапом, который бесстрашно принимала в мишень своих раздвинутых бедер бешеная дьяволица. Повсюду слышалсяь гиканье и хохот, вздохи, обмороки сладострастия.

Я видел, как старый дьявол, которого несли на руках четверо, раскачивал гордо свое оружие сатанически-любовного наслаждения. Всякий падал ниц при его приближении.

Это было издевательским подражанием процессам святых тайн. Временами дьявольский приап волнами изливал потоки жертвенной жидкости.

Когда я начал приходить в себя от этого грозного приступа болезни, я почувствовал себя менее тяжко, но утешение духа усилилось.

Около моей постели сидели три женщины, еще молодые, одетые в прозрачные белые пенюары. Я думал, что у меня продолжается головокружение, но мне сказали, что мой мудрый врач, разгадав мою болезнь, решил применить единственно нужное мне лекарство. Я тотчас схватил белую упругую ручку и осыпал ее поцелуями, а в ответ на это свежие губы прильнули к моим губам.

Это сладкое прикосновение меня наэлектризовало.

- Прекрасные подруги, воскликнул я, - дайте мне счастья! Я хочу бескрайнего счастья, я хочу умереть в ваших обьятиях! Отдайтесь моему восторгу, моему безумию!

Тотчас же я отбросил все, что меня покрывало, и вытянулся на постели выпрямился высоко мой ликующий приап, кроме того я подложил под бедра подушки...

- Ну вот, вы, пленительная рыжеволосая девушка, с такой упругой и белой грудью, сядьте к моему изголовью лицом и раздвиньте ножки. Хорошо восхитительно! Светлокудрая, голубоглазая, ко мне! Ну, иди, сядь верхом н высокий мой трон, царица! Возьми в руки этот пылающий скипитер и спрячь его целиком в своей империи... ух... так быстро... качайся в такт, будто едешь медленной рысь продли же удовольствие.

А ты, чудесная красавица, такая рослая с темными волосами, с восхитительными формами, обхвати ногами вот здесь, сверху мою голову! Прекрасно! Догадалась с полуслова... раздвинь бедра пошире, еще, так, чтобы я мог тебя видеть, а мой рот будет тебя пожирать, язык же влезет куда захочет. Зачем ты стоишь так прямо? Спустись же, дай поцеловать твою шейку.

- Ко мне нагнись, ко мне! - закричала рыжеволосая, маня ее своим заостренным языком, тонким, как венецианская дева, подвинься, чтобы я могла лизать твои глаза и губы. Я люблю тебя... это мой рок.... ну, положи свою руку сюда... так, потихоньку...

И вот каждый задвигался, зашевелился, подстрекая другого и добиваясь собственного удовлетворения.

Я пожирал эту сцену, полную воодушевления, сумасбродных и озорных поз. Вскоре крики и вздохи перемешались, огонь пробежал по жилам. Я вздрогнул всем телом. Мои руки блуждали по чьим-то горячим телам и находили те самые красоты милых женщин, которые заставляли меня корчиться о сладострастия. Потом губы сменили руки, жадно всасывая их тело, я кусала грыз. Мне кричали, чтобы я остановился, что это убийство, что я их покалечу, но это только удваивало силы. Такая удивительная чрезмерность меня уморила. Голова бессильно опустилась. Я лишился сил. Мои красотки также потеряли равновесие и лишились чувств. Я обнимал их бесчувственных, при последнем вздохе и тонул в собственных излияниях. Это было огненное истечение, стремительное и бесконечное.

Галиани: Какую сладость вы вкусили, Альоиз! Как я завидую этому! А ты, Фанни, бесчувственная? Она спит кажется.

Фанни: Оставьте, Галиани, снимите вашу руку, она меня давит. Я точно мертвая. Боже мой, какая ночь... дайте спать..., и бедное дитя зевнуло, повернулось на дру бок и закрылось, маленькое и ослабевшее на углу кровати....

Я хотел привлечь ее к себе, но графиня знаком остановила меня.

Галиани: Нет, нет. Я понимаю ее. Что касается меня, то я обладаю совершенно другим характером. Я чувствую страшное раздражение. Я мучаюсь, я хоч у... ах взгляните. Я хочу смерти. У меня в душе ад, а в душе огонь, и я не знаю, что бы такое сделать.

Альоиз: Что вы делаете, Галиани, вы встаете?

- Не выдержу больше, я сгораю! Я хотела бы... да утолите ж меня наконец!

Зубы графини сильно стучали, глаза вращались. Все в ней конвульсивно содрогалось. На нее было страшно смотреть. Даже Фанни поднялась, охваленная ужасом. Что же касается меня, то я ожидал нервного припадка. Тщетно покрывал я поцелуями важнейшие части ее тела, руки устали в попытках схватить неукротимую фурию и успокоить.

Галиани: Спите, я оставлю вас... с этими словами она исчезла, выскользнув в распахнутую дверь.

Альоиз: Что она хочет? Вы понимаете, Фанни?

Фанни: Тише, Альоиз. вы слышите? Она убивает себя. Боже мой, она заперла дверь. Ах, она в комнате Юлии. Постойте, тут есть стеклянная рама, через нее можно все увидеть... придвиньте диван и влезайте...

Нашим глазам открылось невероятное зрелище: при свете ночника графиня с бешеными рыданиями каталась по полу из кошачьих шкурок. Видимо кошачьи шкурки сильно возбуждали ее. Ну, конечно, женщины-вакханки всегда пользовались этим на сатурналиях, с пеной на губах, вращая глазами и шевеля бедрами, запачканными семенем и кровью.

Временами графиня вскидывала ноги высоко кверху, почти вставая на голову, потом с жутким смехом валилась опять на спину. И бедра терлись о меховую поверхность с бесподобной ловкостью.

Галиани: Юлия, ко мне. Я не знаю, что со мной! Я сейчас сойду с ума!

И вот, Юлия, голая, схватила графиню и связала ей руки и ноги. Когда припадок страсти достиг апогея, судороги графини испугали меня. Юлия же ни мало не удивляясь, прыгала вокруг графини, как сумашедшая. Графиня следила за ней. Это была самка-прометей, раздираемая сотней коршунов сразу!

Галиани: Мезор, Мезор, возьми меня! На этот крик выбежал откуда-то огромный дог и, бросившись на графиню, принялся лизать языком воспаленный клитор, красный конец которого высовывался наружу. Графиня громко стонала, все время возвышая голос.

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3] [4]
0
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ




Галиани (Часть 1)
Галиани (Часть 2)

Страница автора Альфред Де Мюссе
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Последний решительный толчок вглубь ее глотки, и он излился в нее, плотно прижав ее голову к своей промежности. Судорожно сглатывая, она по-прежнему боялась встретиться с пристальным взглядом Ильяса. Ей было это неприятно, но, в конце концов, она ведь только что согласилась выполнять все, что ни зах... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Член Петра был большим и целиком не входил мне в рот и потому упираясь мне в горло вызывал рвотный рефлекс а из глаз текли слезы, от которых вся моя тушь растеклась по щекам а губная помада от слюней была размазана по губам И вот наконец он кончил мне в рот приказав проглотить все до последней капли... [дальше>>]