ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Сергей спокойно поднял на нее свои глаза, посмотрел зачем то на часы и так же спокойно ответил" Да, Тань, я сосал мужской хуй и неоднократно. И как видишь у меня с тобой все прекрасно, это просто бывает так, возрастное: им все такое интересно, все хотят попробовать. По мне так лучше пусть это все в ... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




"Без трусов!" - молнией сверкнула у Вадика мысль: от внезапно замаячившего бонуса он почти потерял рассудок, слабо представляя, где вообще находится и как жалок он сейчас: сгорбившийся в кресле худой потный подросток, уставившийся на экран, и со стоном судорожно мнущий себя в паху. Видел он только о... [дальше>>]

Через девять лет
Рассказы (#255)Через девять лет

«Та дрянь, которую наколдовал мне в длинном стакане сытомордый бармен, называлась романтично - "коньячный пунш". Коньяком не пахло, пахло клопами. В другое время я бы не побоялся выплеснуть в рожу этому лейтенанту известных органов (чин я определил по захудалости кабака) его свинское пойло. Но в тот день я был всему рад. После девяти лет, в течение которых я видел постоянно только опостылившие физиономии моих товарищей по зимовкам, да периодически - пингвинов и белых медведей, мне было»
👁 34👍 ? (0) 12"📅 17/12/99
Странности

Шрифт: 
A
A
A
A

Мужчина по-прежнему держал Марину в объятиях, ей было немыслимо хорошо, только одно непонятное неудобство у шеи беспокоило ее. С досадой выныривая, как из-под теплой воды, из одолевших ее безумных мечтаний, Марина слегка повернула голову, но тут почувствовала, как что-то острое резко коснулось подбородка. Она поднесла туда руку и в ужасе закричала, это "что-то" оказалось ножом.

"Маньяк", - быстро подумала девушка и попыталась высвободиться, но железные руки, как капкан, держали ее. Она стала вырываться,

- Ты что?! Пусти! Пусти же!!!

Марина резко дернулась, и острие ножа, скользнув вниз по шее, разрезало кожу. Теплая кровь сразу стала заливать платье. Девушка обезумела. В этот миг мужчина сам отпустил ее, и Марина бросилась бежать, сдавленно крича, а он шел за нею, методично переступая и держа нож направленным на нее. Глаза его стали такими же, как эта безжалостная сталь, и Марина всем существом ощутила, что от таких глаз не приходится ждать пощады. В предсмертном безумии женщина заметалась по комнате. Мужчина с ножом неумолимо двигался за нею. Он мог бы поймать женщину в любой момент, но, очевидно, хотел, чтобы она бегала от него. Настигая ее, он каждый раз, коснувшись ножом платья, давал ей дико закричать и ускользнуть, чтобы повторить паническое бегство и спокойное преследование сначала. Раз, догнав Марину сзади, он рукой разодрал на ней платье сверху донизу вместе с бельем. Потеряв ориентацию, как нагоняемая котом мышь, Ма- рина металась по комнате, цепляя ногами стулья, которые с грохотом рушились на пол. Первобытный страх вскоре перехватил Маринин крик. Она только шумно хрипела и, наконец, запутавшись в упавшей одежде, упала и стала спасаться от преследователя уже на четвереньках, волоча свои роскошные волосы и тихо визжа от отчаянья. Это было уже не человеческое существо - она извивалась, как недобитая собака на живодерне, ползла, падала лицом на паркет, оборачивалась с выражением непередаваемой животной тоски, опять ползла и опять выла.

Мужчина, который с той минут, как вошел сюда, не сказал ни одного слова, продолжал с сатанинской улыбкой травить ее. Наконец, доведенная до крайней степени физического и духовного изнеможения, Марина забилась под стол и, уткнувшись лицом в коврик, закрыла голову руками... Мужчина одним движением перевернул шаткое укрытие и, оказавшись над обнаженной женщиной, занес было нож для удара, но вдруг рука его опустилась.

Эта поверженная женщина, безобразная в своем унижении, растрепанная, окровавленная и грязная, ради прихоти убившая в нем мужчину девять лет назад, теперь возвращала ему жизнь. Он с удивлением почувствовал, как возвращается утраченное его мужское начало и грозно дает о себе знать горячим нетерпением. На этот раз он совей властью укротил его. Он увидел, что скорченное тело на полу перед ним покрылось отвратительным холодным потом и дрожит, вернее, сотрясается от ожидания смерти. Он пнул Марину ногой:

- Ты! Сука!

Женщина вздрогнула от удара, но не шевелилась. Он ударил ее вторично, перевернув этим пинком лицом вверх. Она все равно не отняла судорожных рук от лица.

- Сука! - повторил мужчина. - Мальчики твои вырастают, поняла?

Марина отняла ладони и посмотрела на мужчину. Ничего, решительно ничего в его чертах никого ей не напоминало. Но она все равно догадалась, что привело его сюда и, догадавшись, задрожала всем телом вновь. Мужчина, пренебрежительно глядя на Марину, срывающимся от сдержанного волнения голосом проговорил:

- Хуй с тобой, живи, дрянь. Прирезал бы я тебя как курицу, да садиться из-за гадины не стану.

Он повернулся уже спиной, собираясь уходить, но остановился, снова посмотрел на жалкую, распростертую перед ним девушку - и плюнул. Густой мужской плевок пришелся на коленку.

Мужчина захлопнул за собой дверь так, что затрясся весь дом. Он улыбнулся от уверенности, что вступает сегодня в новую жизнь и больше не поедет в экспедицию. А в оставленной им разоренной квартире посреди комнаты на полу нагая, растерзанная, окровавленная и опозоренная женщина рыдала и рвала на себе волосы.


Страницы:  [1] [2]
Рейтинг: N/AОценок: 0

Страница автора * Без автора
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Уже стемнело и " нива" ведомая пьяной и похоже такой же безбашенной женщиной как моя мать Марина, мчалась по пустынной трассе, выхватывая светом автомобильных фар чёрный местами выбитый асфальт. В машине тихо играла музыка а приборный щиток " нивы" светился в темноте приятным зеленоватым светом. От ... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




- Готов продолжить извиняться? - в ответ он лишь утвердительно замотал головой. Ну значит продолжим! Сажусь возле него одной рукой начинаю гладить его идеальное тело, а другой подрачивать его вялый член. Долго его ласкать не пришлось, через минуту член уже был боеспособен на все 100. Решаю его немно... [дальше>>]