ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Лариска сразу пришла одеваться вслед за мной, она просто повернулась ко всем спиной, попкой и стала заниматься собой. Естественно сразу отличились Вика и Света, ну я другого и не ожидала, они стали намыливать друг дружку прямо на глазах мальчишек. Настя и Аленка, голенькие вместе принимали душ, Анто... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Чeрeз пaру минут тaкoй кaртины я увидeл чтo лицo eгo пoмeнялoсь и я пoнял чтo сeйчaс oн будeт кoнчaть... Я пoнимaл чтo oн кoнчин нa ниe. Чтo пeрвый рaз чужaя спeрмa oкaжeтся нa ee тeлe. И в друг oн зaмeр и их eгo прeкрaснoгo члeнa вдруг нaчaлa пульсирoвaть спeрмa, oн кoнчaл тaк oбильнo чтo я зaвидoв... [дальше>>]

Подростки
Рассказы (#637)Подростки

«- За что она тебя так? - спросил я Славика, когда мы уже были в палате.»

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

Это был небольшой чуланчик, где хранились матрацы. К нему вела дверь из коридора, это была, собственно, дверная коробка без дверей, маленьких тамбур и дверь в чулан, которая закрывалась изнутри на крючок.

Матрацы лежали в три ряда, штук по десять в стопке. Я смотрел на матрацы и думал, на котором из них это могло произойти, если это вообще произошло.

Никаких следов не было.

В течение дня я смотрел на Сергея и Олю и не заметил никаких признаков того, что их отношения вступили в новую фазу. Вечером я снова не пошел в красный уголок.

- Ты чокнулся что ли? Пошли, - звал меня Сергей.

- Нет, не сегодня, - отвечал я.

Снова, как вчера, пацаны веселой гурьбой вернулись из красного уголка.

И снова Сергея не было. Теперь я уже не спрашивал Славика ни о чем.

Медсестра сыграла отбой, выключили свет, но мне не спалось.

Мне трудно дать отчет в своих дальнейших действиях. Я встал и вышел в коридор. Осторожно, стараясь не топать, я пошел в сторону чуланчика. Тихо, как кошка, я вошел в тамбур чуланчика. Внутренняя дверь была закрыта. Естественно.

Я прислушался. Кто-то возился в чуланчике. И вдруг я ясно и отчетливо услышал фразу, которую никогда не забуду. Чтоб воспроизвести ее необходима небольшая преамбула.

Есть девушки, у которых рот бантиком. Их совсем мало. Еще меньше девушек, у которых ротик остается бантиком, даже тогда, когда они разговаривают.

Речь их при этом - голос, тембр, дикция становятся неподражаемо уникальными. Это легко воспроизвести. Попробуйте, сложите рот бантиком и скажите фразу. Главное, в продолжении всей фразы рот должен оставаться бантиком. Итак, например, фраза "Марья Ивановна, а Вовка списывает". Говорим. Рот бантиком.

Еще разок.

Получилось? Ну, а теперь то, что я услышал. Главное, ротик бантиком.

- Марья Ивановна... Тьфу, черт, далась мне эта Марья Ивановна.

Итак, то, что я услышал - еще разок, рот бантиком. На счет "три-четыре".

- Ты что, уже кончил, что ли?

Рот бантиком, ангельский голосок. Словно из недавнего детства.

Только слова такие взрослые.

Я вышел из тамбура и быстро пошел по коридору с сторону своей палаты.

Сергей подвалил минут через десять. Он уселся на кровать и стал лениво раздеваться.

- Ты - как кот после блядок, - тихо сказал я.

- Не спишь, что ли? - спросил он радостно.

- Нет. Ну, как у тебя дела?

- Класс.

- Что? Не томи душу.

- Ты только никому, - он опасливо оглянулся.

- Не боись. Могила.

- Кинул палочку.

- Да ну?

- Да. И вчера, и сегодня.

- Она была целкой?

- Да нет вроде бы.

- Ты что, не понял?

- Понимаешь, место такое, что приходится все делать молчком, она вроде бы и пискнула в первый раз, но так, неявно.

- Здрасте, разве это определяется по писку?

- Нет, конечно. Ну, то, что ты имеешь ввиду я не почувствовал. Толкнул и уже в ней. Но разве это главное?

- Ей понравилось?

- Да, особенно вчера, в первый раз. Сегодня я что-то поторопился.

- В смысле?

- Ну, похоже, она не кончила.

- Так пойди, заверши начатое.

- Ну, ты весельчак. Сам бы попробовал в таких антисанитарных условиях. Я накачиваю ее, а сам только и думаю, хоть бы не застукали, хоть бы не застукали. А она, наверное, и подавно не может расслабиться.

- Тяжело тебе.

- Кончай подкалывать. Сам-то что, так и будешь жить воспоминаниями?

- Не знаю.

- "Не знаю", "не знаю". Столько девок, а ты распустил нюни по Мариночке.

- Слушай, а Ольга не боится залететь?

- Не-а. Она говорит, сейчас неделя такая - можно по полной программе.

- Ей когда выписываться?

- На той неделе.

- А тебе?

- И мне.

Он укрылся простыней и сладко зевнул.

- Ну, все. Спать хочется нестерпно. Бай-бай, - он зевнул еще раз.

- Пока. Счастливчик.

- Угу. Ты давай, не теряйся. А то не будешь знать, как с невестой обращаться.

Заснул он мгновенно. Впервые в моей жизни встретился человек, который так искренне рассказывал о своих любовных похождениях. Я был ему благодарен. Я, как губка, впитывал его рассказы, я наполнялся ими. Большой и сильный, он был еще и на редкость добродушен. Его любили все - и пацаны, и врачи, и медсестры, и девочки.

На его откровенность я ответил своей откровенностью. Я рассказал ему про Ирку, про Вовку, про кино. Нашел, чего переживать, расхохотался он. Я тоже невольно поддался его настроению и рассмеялся.

Когда он выписывался и, обходя палату, жал каждому из нас лапу, я чуть не расплакался.

Наверное, я сентиментален.

Тетрадь Наташи

     Вот и кончилось лето. Приподнятое настроение первого учебного дня оказалось испорчено - нам дали нового физика. Какой он, новый, никто не знает, но вот прежнего мы все очень любили. Кроме физика, у нас новая немка. Тут нам не везет вообще хронически: за пять лет изучения - пять разных учителей. В том году была такая карикатура, что не описать словами, наша немка была картавая, мы и по-русски ее плохо понимали, что уж говорить о немецком.

Новый физик - серость, это стало ясно с первого дня. Он не нашел ничего лучше, как читать вслух учебник. С задних рядов стали подхихикивать. Игорь, язва, стал тоже читать учебник вслух, вторя физику, те же строки, только совсем тихо, получился смешной бубнеж, теперь рассмеялись почти все.

В результате физик разозлился и выгнал Игоря с урока.

Зато немка у нас - всем на загляденье. Совсем молоденькая, она только в прошлом году закончила школу (не нашу, правда), не прошла по конкурсу на иняз, и ее определили к нам в учителя. Она очень старается, но есть проблема, пацаны так жадно ее рассматривают, что она, в итоге, смущается, а они еще больше наглеют. Она, конечно, очень красивая, но, помимо этого, она еще и классно одевается. Все так продумано, так модно, но ее короткие юбки сильно смущают наших мальчиков.

Они, наши мальчики, за лето так выросли, особенно Игорь, Мишка, Лешка.

Даже Димочка подрос, но в строю, на физкультуре, он все равно последний. К нам пришла новенькая, и мымра посадила ее с Димкой. Он доволен, как слон.

Девочки тоже сильно изменились. Ленка стала вообще, как взрослая.

Лидка со мной не разговаривает. Ну и пусть. Я ничего ей не должна.

После того злополучного свидания, когда какой-то тип нас напугал, мы с Мишкой больше не встречались. Он уезжал к тетке и вернулся, едва не опоздав к первому сентября.

Первый учебный день очень важен. Определяется, кто с кем будет сидеть. Классуха пытается влиять на этот процесс, но это получается у нее жидковато. Димочку и новенькую она одолела. Остальные сели - кто как хотел. Мишка сел позади меня. Я села с Тоней. Димка с новенькой на последней парте. Игорь с Вовкой напротив меня, в другом ряду.

- Завтра нужно три человека в библиотеку для систематизации книг. Шишкина, Осипов, кто у нас еще красиво пишет, давай ты, Степко, пойдете туда после второго урока. Осипов, ты за старшего, вот тебе ключ.

Классуха любит командовать. Она никогда не спросит, а хочет ли Шишкина перебирать книги, хочет ли она это делать вместе с Осиповым. Чапай в юбке. Она не дает нам покоя со школьной формой. В других классах попроще. Мы же ходим в форменных платьях и фартуках, как дореволюционные гимназистки. Вот только с длиной юбок ей совладать не удается. Такие купили, отвечаем мы в ответ на все ее требования удлинить и расширить. Нечего удлинять, вот, смотрите, остался всего сантиметр, только на кромку и хватает.

Такой вот маразм. И он крепчает.

Хорошо хоть не проверяет, какого цвета у нас трусики.

- Ну что пойдем? - спросил Мишка.

- А куда деваться?

- Как ты живешь? - спросил он заботливо.

- Тихо и незаметно.

Он рассмеялся и отошел в сторону. Я почувствовала на себе чей-то взгляд, подняла голову - с другого конца класса на меня внимательно смотрела Лидка. Наши взгляды встретились. Секунду, другую в воздухе мелькало электричество ревности, потом мы почти одновременно отвели глаза в сторону.

- Оденься потеплее, ночью шел дождь, - сказала мама утром.

- Так тепло же еще.

- Нет, после дождя прохладно, одень чулки. Отцу скажу.

- Мамочка, не используй папочку в качестве пугала. Это нечестно.

- Не умничай. Одень, хотя бы тонкие.

- Мамуля, сжалься, на дворе пятое сентября, какие могут быть чулки.

- Заболеешь, будешь знать, - неохотно отступила мама.

- Буду знать, буду знать, - обрадовалась я.

Библиотека у нас в подвальчике. После второго урока Мишка, Катя Степко и я двинулись на дело. Систематизация - это расстановка книг по темам и по алфавиту. А еще их нужно протереть. Мы возились уже больше часа, но только-только подобрались к Пушкину. Катька работала, стоя на лестнице-стремянке, и это меня раздражало. Собственно, раздражало другое, вынув книжку, она требовала, чтоб Мишка принял ее у нее. И Мишка подходил, и я видела, что он смотрит ей под юбку. С неподдельным интересом.

- Братцы, - вдруг обратилась к нам Катька, - а можно я немного сачкану?

Я внимательно посмотрела на Мишку.

- Сачкани, отчего же не сачкануть, - сказал Мишка.

- Вот ладушки, вот ладушки, мне так домой надо, представить себе не можете!

- Можно подумать, нам не надо, - пробурчала я.

- Наташенька, в следующий раз ты сачканешь, ладушки, а?

- Катись ты, - я не любила ее слащавости.

Она стала спускаться. Придержи меня, капризно заскулила она. Мишка подскочил и придержал ее. Придержал так, что впору было давать по морде, но она только захихикала. Вот сучка! Да и он хорош, джигит.

Мишка взял ключ и повел Катьку к выходу. Через минуту он вернулся.

Мое сердце забилось в тревоге.

Словно заведенная, я продолжала полировать обложку со светлым образом классика. Мишка подошел и стал сзади. Стоит и молчит. И я молчу.

- Наташа.

- Что?

- Ничего. Просто - Наташа.

- Шестнадцатый год Наташа, что теперь?

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3] [4] [5]
0
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора Олег Болтогаев
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Его, красного, потного, расхристанного, стонущего в голос, трахают собственные старшие братья и это зрелище настолько возбуждает его, что он не может оставаться в стороне, подходит и дотрагивается губами до оставшегося без внимания члена младшего, с которого сейчас на белоснежные простыни стекает пр... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Женщина продолжала бороться с непослушной молнией. Над головой негромко шумела вентиляция и в какой-то кабинке журчала вода в сломанном бачке. Вдруг сзади, звонко щелкнув, захлопнулась дверь. Она вскинулась, собираясь обернуться, но тут ее обхватила сильная мужская рука, больно сдавив живот. Жесткая... [дальше>>]