Читайте в рассказах




У меня горело всё тело, между ног был "Всемирный Потоп", а сердце билось со скоростью 100 ударов в секунду. Минут через 20 волна оргазма захлестнула моё тело. Я начала дрожать и извиваться. С уст срывались какие-то слова на арабском и персидском языках. Я изогнулась, как серп молодой луны, пальцы вц... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Прошел почти месяц как Ольга работала в предствительстве одного известного бюро с западным капиталом. При устройстве на работу и прохождении собеседования на дожность помощника руководителя по кадрам Ольге понравилось, что её будущий начальник Дмитрий Геннадиевич человек статный, женатый в возрасте... [далее »]

Римские каникулы
Рассказы (#230)Римские каникулы

«Просто говорят, что у меня красивые большие груди, еще не очень развитая талия, широкие бедра, стройные ноги, тело нежное и очень упругое. Настало время летних каникул. За мной приехал мой далекий родственник дядя Джим. Это красивый мужчина лет 40. По прибытию его в небольшое имение, расположенное в живописной долине, я познакомилась с его сыном Робертом. Он был на пять лет старше меня. Вторым моим знакомым стал духовник дяди Джима - монах Петр. Ему было лет 30. Время в имении проходило очень ве»
👁 15993👍 ? (5) 1 31"📅 17/12/99
Молодые

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

- Сними все с себя, что мешает потушить пожар" - прошептал он.

- Уже все готово" - ответила я, впервые улыбнувшись.

- О, ты очень догадлива, Анна. Садись теперь на стол и подними платье.

Не заставляя его долго ждать я мигом села на стол и , как только подняла платье, обнажив ноги и живот, как Петр распахнул сутану и я увидела его инструмент. Это, я как ожидала, была копия инструмента Роберта, но как мне показалось он был немного больше и жилист. Открыв баночку, брат Петр смазал содержимым головку инструмента. Провел этим же пальцем по моему влажному месту, взял меня за ноги, поднял и положил к себе на грудь. Я была вынуждена лечь на стол и инструмент Петра, вздрагивая, касался моего влажного тела. Наклонившись вперед и, взявши меня за плечи, он осторожно начал прижимать меня к себе. Его инструмент начал медленно входить в меня. Боли испытанной вчера, не было и меня охватило неистовое желание. Инструмент, пульсируя, погружался все глубже и глубже и вскоре я ощутила, что его комочек приятно защекотал меня своими волосами, на какое-то мгновение инструмент замер, а затем также медленно начал покидать меня. Блаженство было неописуемое. Я прирывисто дышала. Руки мои горячо ласкали брата Петра, обнимая за плечи, стараясь прижать его к - 4 - себе. Платье мое распахнулось, обнажив грудь с распухшими, торчащими сосками. Увидев это Петр впился в сосок страстным поцелуем. По моему телу пробежали мурашки. Инструмент двигался во мне все быстрее. От полноты чувств я извивалась всем телом, горячо шептала: "...быстрее, еще быстрее, еще быстрее..." Брат Петр следовал моему призыву. Мне казалось, что я вот вот потеряю сознание, от блаженства и в этот миг я почувствовала вчерашнее чувство, разлившееся по всему телу. Несколько минут мы не шевелились. Затем я почувствовала, как инструмент брата Петра начал сокращаться в размерах и выходить из меня. Брат Петр выпрямился и я, приподняв голову увидела небольшой мокрый и обмякший инструмент. Шатаясь Петр отошел от меня и сел в кресло. Опустив ноги на пол и, приподнявшись, я почувствовала как теплая влага потекла по моим ногам.

- Ну, как Анна? Понравилось?" - спросил Петр.

- Очень приятно было" - ответила я.

- Ты еще многого не умеешь Анна. Хотелось бы тушить огонь с большим чувством.

- О, да!" - воскликнула я и подошла к брату Петру, и села к нему на колени.

- Почему ваш инструмент стал таким не красивым?

- Он дал тебе свою силу, Анна. Но не унывай пройдет совсем немного времени и он станет таким как и прежде.

Прошло немного времени в течении которого брат Петр нежно сосал мои груди, а потом страстно прильнул к одной из них губами, подчти втянув к себе в рот всю грудь. Раздвинув мне ноги и погрузив палец мне во влагадище, начал нежно ласкать его, нежно гладя инструмент его, я почувствовала от моей ласки он увеличивается в размерах и становится все тверже. Во мне снова пробудилось желание. Петр вынул изорта сосок и прошептал: "Сядь ко мне лицом, Анна". Почувствовав, что-то новое я пересела и плотно прижалась животом к инструменту Петра. Он крепко прижал меня к себе и, чуть приподнявшись со своих колен, неуловимым движением бедер, головка его члена оказалась между моих пухлых губок. Взявшись за мои плечи, он начал давить вниз. Колени мои подогнулись и инструмент, как мне показалось, пронзил меня, войдя в углубление во всю длинну. С минуту мы не шевелились. Я чувствовала, как инструмент, где-то внутри меня нервно пульсировал. Сквозь тяжелое дыхание Петр прошептал: "Теперь приподнимайся и опускайся сама, Анна, только не очень быстро." Взяв меня руками за ягодицы, он приподнял меня со своих колен так, что инструмент его не выскользнул из меня. Инстинктивно я быстро опускалась на его колени. Затем уже без его помощи старалась опускаться и приподниматься сама, стараясь конечно делать это медленно, но движения становились мои все быстрее. Я сквозь сон слышала гоос Петра: "Не торопись, медленнее, продли удовольствие, не так быстро." Однако я была в таком экстазе, что не обращала внимание на его просьбу и двигалась все быстрее и быстрее. Вскоре я почувствовала знакомое чувство неги, резко опустилась на инструмент, обхватила шею брата Петра и, угадав мой вопрос, Петр улыбнулся и сказал: "Ты поторопилась, милая Анна, мой инструмент полон еще силы и как только желание появится вновь повторим все сначала." Не помню сколько времени мы не шевелились, вдруг Петр взял меня за ягодицы и начал медленно опускать и поднимать. Теперь Петр сам руководил движением: то опускал, то поднимал, то заставлял меня делать круговые движения. Когда инструмент был полностью во мне, он делал мне неописуемое блаженство. Движения становились яростнее, беспорядочнее. Вскоре мы оба обессилили. Сняв меня с колен, Петр встал, я же еле держалась на ногах, чувствуя полный упадок сил, я хотела спать. Немного отдохнув и, приведя себя в порядок, мы договорились о встрече в следующее воскресенье. Петр обещал пополнить скудные мои знания в нечастых с ним занятиях. Нежно, простившись, мы расстались. Придя домой, я узнала, что Роберт неожиданно уехал. Как я поняла он испугался последствий и поспешил скрыться. В течении недели ничего интересного не произошло, только отношения дяди Джима ко мне немного изменились. Он стал гораздо ласковее со мной. И когда мы оставались одни, я улавливала на себе его пристальный взгляд. Меня это удивляло, но не придавала этому большого значения. Я не допускала мысли, что ему может быть известно о моих новых занятиях. Наконец наступило долгожданное воскресенье. Придя в церковь к началу богослужения, я не нашла в ней брата Петра. Взволнованно и напряженно я искала его во время молитвы. Петра не было. После проповеди молившиеся начали расходиться, покидать церковь. Все еще надеясь на встречу с Петром, я последней направилась к выходу. Уже подходила к выходу, я услышала, как кто-то окликнул меня по имени, думая, что это брат Петр, я оглянулась. Навстречу мне шел совершенно незнакомый мне монах. Подойдя ко мне и, улыбаясь, он сказал: "Меня зовут Климент. Брат Петр очень жалел, что должен был уехать на три недели в город по важному делу и перед отездом просил передать эту записку". Он протянул мне запечатанный конверт. Сгорая от нетерпения, я вскрала его тут же с удивлением прочла следующее: "...Дорогая Анна, брат Климент мой хороший товарищ. Если у тебя будет желание познакомиться с ним поближе, не стесняйся его, он с успехом заменит меня в наших с тобой занятиях. Петр." Взглянув на Климента, я увидела, что он был довольно красив и строен. На вид ему было лет 28. Решив, что он действительно может заменить Петра, лукаво улыбнулась и спросили: "Знаешь ли ты содержание занятий, брат Климент?"

- Нет, но брат Петр говорил о занятих с Вами.

- Вы не догадываетесь, что это за занятия?" - спросила я.

- Хорошо зная брата Петра мне нетрудно догадаться об их характере и если я буду знать содержание предыдущих занятий, то их нетрудно будет продолжить. Не пойти ли нам в исповедальню. Вы мне там расскажете о своих занятиях с Петром.

- Брат Климент, вы догадываетесь каким инструментом брат Петр решал со мной задачи.

Брат Климент распахнул сутану, схватил свой готовый инструмент и, потрясая им воскликнул: "Не этим ли!" Пораженная, увиденным, я незнала, что сказать. В руке климента был инструмент не шедший ни в какое сравнениес уже увиденным ранее. Это было что-то огромное, длинное сантиметров 22, багрового цвета, с очень большой головкой на конце. Самым выразительным было то, что чем ближе к основанию, тем он был тоньше, как конус. Видя мое изумление, Климент начал меня успокаивать, говоря, что все будет безболезненно. Я немого успокоилась и протянула руку осторожно дотронулась до инструмента. От моего прикосновения вены на нем вздулись и казалось, что он вот вот лопнет.

- Не будем терять времени, Анна. Становись лицом к столу и облокотись на него локтями, остальное я сделаю сам" - прошептал Климент. Желание во мне бурлило и поборов страх, я выполнила его указание. Положив голову на руки, я увидела, что Климент подошел ко мне и стал с зади, подняв мне юбку, завернул ее на спину. Тотчас я почувствовала, как горячая рука коснулась моих ягодиц и влажное тело. Следом за этим его инструмент уперся в углубление, начал медленно в него погружаться. Первое мгновение я почувствовала боль и инстиктивно сжала ноги. Но по просьбе Климента расслабила мышцы и боль прошла. Инструмент плавно погружался в глубь. Затаив дыхание я почувствовала, как он заполняет меня всю, погружаясь все глубже и глубже. Наконец Климент прижался ко мне всем телом и прошептал: "Я ведь был прав, Анна, тебе не было больно?" От ощущения инструмента у меня захватило дух и не в силах вымолвить не слова, я отрицательно заматала головой. Ухватившись под платьем обеими руками за мои груди, Климент начал свою работу. Мне казалось, что все мое тело состоит из одного углубления, так было полно ощущение его - 6 - двигающегося инструмента. Не помню, но раз пять я испытала бессилие, пока Климент трудился. В отличие от Петра, движения Климента были плавными и темп от начала до конца был ровным. Только по его протяжному стону я поняла, что он обессилил. Когда он встал и вынул свой инструмент, то раздался како-то булькающий звук. Вслед за тем горячая влага потекла по моим ногам, но я сама настолько ослабела, что несмогла разогнуть спины. Климент сидел в кресле широко расставив ноги. Между ними лежал инструмент, подчти такойже огромный, только мягкий и с поникшей головкой. Устало улабаясь я подошла к нему.

- Понравилось Анна?

- Ощущение было изумительное, но это отняло у меня много сил, что желание долго не пробудится во мне" - сказала я.

- Об этом не беспокойся" - сказал Климент: - не пройдет и пол часа, как ты снова захочеш продолжать занятия. Сядь ко мне на колени и отдохни. Сев к нему на колени, положив голову к нему на грудь, я почувствовала, что силы мои восстанавливаются. Вдруг инструмент Климента ожил, уперся в мою обнаженную ногу. Я опять почувствоала смутное желание. Оно скорее было разумом, чем ощущением, но постепенно с лаской Климента, с его поцелуями на моей груди, прикосновением рук к моему животу и бедрам, желание вновь захватило меня. Я возбужденно зашептала: "Мы ведь решим еще одну задачу?"

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3] [4]
1
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора * Без автора
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
Читайте в рассказах




Через минуту он быстро повернулся и стал обильно поливать мое личико густой спермой. Довольно много попало в мой широко открытый ротик, и я с удовольствием проглотила все что смогла. Теперь, Славик, наблюдавший за этой сценой со стороны, взял меня на руки, бросил меня на диван и засадил свой член в... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Света невольно приподняла свободную руку, словно в попытке заслонить грудь, но тут же поняла, сколь двусмысленно будет выглядеть её поза, если состояние её всё-таки уже было кем-то замечено, и вся покрылась густым румянцем. Она чуть-чуть переступила с ноги на ногу, пытаясь выгнать из головы и из тел... [далее »]