ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Потом на спину перевернул, закинул ноги за голову, а сам снова сверху сел и долбит вертикально почти. Вдруг вынул, раздвинул очко, так что я думал порвет сейчас, снова всадил и кончил как брандспойт. А сам наклонился и рот раскрыл - я раз только залупил и в рот ему фонтаном; он у меня в рот взял и к... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Я лег на спину и смазал свою дырочку слюной, он также смазал свой член и осторожно стал задвигать его в меня. Головка прошла достаточно быстро, он остановился, прислушиваясь к ощущениям. Я утром уже трахал себя пальцами, поэтому дырка была достаточно растянута и в этот раз не нужно было ждать. Он на... [дальше>>]

Прошло уже тридцать лет...
Рассказы (#437)Прошло уже тридцать лет...

«Прошло уже тридцать лет, а я до сих пор вижу его глаза, огромные и ясные голубые глаза Джорджа Доусона, его улыбку, которая всегда казалась мне чересчур смазливой, и слышу его заливистый смех. Я часто вспоминаю, как летом мы наперегонки мчались на стареньких велосипедах к большой про- точной реке, которая оставалась холодной даже в самый жаркий день. Там, побросав велосипеды, мы забирались на наше огромное старое дерево, и устроившись на самом удобном толстом суку, мы часа-ми сидели, рассказывая»
👁 4999👍 ? (1) 0 95"📅 17/12/99
Гомосексуалы

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

***

Весна пришла в шумный, пропитанный влагой и ярким солнечным светом город и принесла с собой пронизывающие холодные ветры, из-за которых Джордж подцепил сильную простуду и проболел почти месяц. Но, пожалуй, от этого больше пострадал Дэвид. Бледный и осунувшийся вид мальчика, постоянное отсутствие аппетита, мучительный кашель и упорно держащаяся температура сводили Дэвида с ума. Врач успокаивал его, объясняя, что Джордж скоро пойдет на поправку, и что это обычное для пневмонии состояние. Пока он болел, Дэвид вел себя, как наседка, бегая по аптекам и пичкая мальчика таблетками и витаминами, против чего сам больной отчаяно возражал. Однажды из-за подобных обстоятельств между ними произошел весьма неприятный инцидент. Они поссорились, когда Дэвид, опасаясь, что мальчику нельзя тратить много сил, отказался заниматься с ним любовью. Джордж, который, несмотря на жар, чувствовал себя прекрасно, ужасно обиделся и расстроился. -Ты просто больше не хочешь меня!Ты не любишь меня, не любишь!-кричал Джордж, толкая претворяющегося спящим Дэвида в бок и едва не плача от злости. Наконец, он, изо всех сил стукнул кулаком подушку и упав в нее лицом, горько расплакался. Он так жалобно всхлипывал, что сердце Дэвида, который с закрытыми глазами молча боролся с желанием, не выдержало такого испытания. -Джорджи... -тихонько позвал он и, склонившись над ним, осторожно коснулся его бедра, но Джордж резко оттолкнул его руку и крикнул сквозь слезы, ошарашив Дэвида: -Не трогай меня! Теперь я не хочу тебя! Эти слова обрушились громом. Лицо поверженного в шок Дэвида исказилось от ужаса. -Зато я хочу тебя!-крикнул в ответ Дэвид, и попытался его обнять, но Джордж продолжал плакать и вырываться так, что Дэвиду впервые пришлось применить силу. Он сковал Джорджа в железных объятиях и прижал своим телом так, что тот не мог и пошевелиться. -Отпусти!Отпусти!Я не хочу тебя! Не смей трогать меня!-выкрикивал Джордж, отчаянно вырываясь. Мертвая, железная хватка рук Дэвида, всегда такие нежных, а теперь словно чужих; их неожиданная грубая сила причиняли мальчику боль. Джордж почувствовал, как больно его слова ранили Дэвида. Он никогда не был так агрессивен и жесток. -Нет, пусти меня, пусти!Я не хочу!Мне больно!Я не хочу!-рыдал Джордж. -Я люблю тебя!Я хочу тебя!О Боже!Прекрати плакать, я не могу переносить твоих слез!Джорджи, прекрати это, иначе я возьму тебя силой! Не заставляй меня тебя насиловать !-кричал в ответ Дэвид, стараясь поцеловать его. Но ему фактически пришлось осуществить свою угрозу- он перевернул отчаяно вырывающегося, рыдающего Джорджа и вошел в него. И уже через минуту мальчик притих и больше не пытался освободиться; он только вздрагивал и тихонько всхлипывал в подушку, расплющен- ный сильным телом Дэвида, не чувствуя ничего, кроме боли и собственной беспомощности. Когда, наконец, все закончилось, Дэвид сел и в ужасе схватился за голову: -Боже мой, что же я наделал!Что я наделал! Прости меня, Джорджи, прости, если можешь! -Я люблю тебя, Дэвид, -прошептал Джордж; -Я хотел тебя, ты ничего не сделал. Мы просто занимались любовью... -Но ты плакал, ты не хотел меня, я взял тебя силой!-сокрушался Дэвид, пряча лицо в ладонях. Джордж сел к Дэвиду на колени и прижался к нему, обвив его мускулистое тело ногами, обняв его за шею и положив свою голову ему на плечо, чувствуя, как бьется его сердце. Дэвид робко коснулся его. Его руки дрожали. В его красивых черных глазах кричала боль. -Нет, это не правда, я хотел тебя. -сказал Джордж и нежно поцеловал губы Дэвида. -О, маленький мой! я всего лишь хотел поберечь твои силы, я и не думал, что когда-нибудь смогу обидеть тебя!Не надо лгать, Джорджи, ты не хотел меня. Тебе было больно! -Нет, совсем нет. Не волнуйся. Я не сержусь, мне не больно, и я в полном порядке. -сказал Джордж. Они сидели в темной комнате без единого звука, ощущая себя единым целым, и только голубой свет луны бледно освещал две фигуры, затейливо сплетающиеся в темноте. Поцелуй меня, Дэвид!-прошептал Джордж. Дэвид осторожно положил мальчика на спину и, склонившись над ним, нежно коснулся его губ, потом шеи, и стал спускаться ниже, лаская нежную горячую кожу напряженного изиащного живота, бедер, яичек и фаллоса; заставляя своего юного любовника дрожать и сгорать от ласк. Он прекрасно знал, что минет безумно нравится Джорджу и доставляет ему максимум удовольствия, давая самый сильный оргазм. Дэвид превзошел сам себя, заглаживая вину. Больше всего Дэвид боялся, что нанес мальчику психологическую травму, но на самом деле он нанес ее себе. Джордж словно забыл об этом случайном насилии- он слишком любил Дэвида, чтобы не простить его. И он знал, что Дэвид безумно любит его. К тому же, Джордж считал и себя виноватым в случившемся; и, видя, как Дэвид страдает, всеми силами старался помочь ему забыть об этом. Он послушно глотал лекарства, вовремя выходил из душа и съедал все подряд, даже если ему приходилось бороться с приступами тошноты. Он постоянно повторял Дэвиду, что любит его, рассказывал ему о своей жизни дома, о друзьях, и втройне старался в постели, пока, наконец, Дэвид не осознал, что ничего не изменилось и Джордж по-прежнему любит его и не сердится.

***

Больше года пронеслось каскадом великолепных ярких дней. Дэвиду казалось, что его жизнь обрела истинный смысл только с того момента, когда в нее вошел Джордж. Он обажал своего малыша и давал мальчику все, о чем Джордж мог только мечтать, изо дня в день балуя и исполняя любые желания своего юного любовника, внушая ему, что он лучший и должен быть окружен лучшим. Он восхищался им и любил его каждой клеточкой своего тела, а для Джорджа не существовало никого, кроме страстно обажаемого им Дэвида, и его самого. Они не мыслили и дня друг без друга, ощущая себя единым целым. День за днем он обучал его всему, что позволяет разбить всякие границы земной любви и вырваться в новые неизведанные миры волшебных ощущений. Такие люди становятся детьми Венеры, им открывается все. Перед посвященными Любовь раскрывает врата, приглашая войти и вкусить божественные плоды, которые недоступны простым смертным. Дэвид терпеливо и искусно ваял свое прекрасное творение. Джордж действительно был воплощением совершенства. Три месяца назад ему исполнилось шестнадцать. Он заметно вырос, а в его прекрасном стройном теле начали угадываться мускулы. На глазах своего возлюбленного наставника маленький хрупкий мальчик превращался в ослепительного юного Адониса. Его красота приковывала взгляды окружающих. Каждое его движение было безукаризненно. Его манера двигаться, как дикая кошка, изиащно и величественно, восхищала. Взгляд его необыкновенно прекрасных глаз из самого холодного синего льда, охваченного жгучим пламенем, очаровывал; но теперь в них горел обжигающий огонь порочности. Дэвиду хватило полтора года для того, чтобы зажеть этот огонь в глазах своего прекрасного юного любовника. Он многому научился и был абсолютно совершенен в постели. Дэвид и сам не подозревал, что сослужил мальчику плохую службу- он до невозможности избаловал и изнежил своего юного любовника и сделал из него капризного и сладнострастного человека, который смотрел на окружающий мир и его обитателей с высоты красоты, наслаждаясь своим превосходством. Тем не менее, Джордж оставался для Дэвида его мальчиком, его малышом; он берег его, как зеницу ока. Страх потерять его преследовал Дэвида с того самого дня, когда ранним дождливым утром он молился, чтобы спящий в его объятиях маленький загадочный звездный мальчик не исчез из его жизни. Потом, этот страх, что Джорджа отнимут у него родственники, или, чего доброго, полиция. А теперь еще это! Вот уже несколько дней прошло с того дня, когда он заметил следующий за их Линкольном на протяжении всего пути белый ВМV. Потом машина незаметно свернула на каком-то перекрестке, но в сердце Дэвида забрался нехороший холодок- он каким-то седьмым чувством чувствовал опасность и хорошо знал, откуда она могла исходить. И, наконец, другой страх-что Джордж уйдет сам. Но тот не разу даже не помышлял об этом, потому что был до безумия влюблен с своего взрослого любовника. Они оба были безумно влюблены друг в друга. Дэвид купил роскошный дом на Гавайях -это был подарок для них обоих в день Святого Валентина. Там они встретили этот праздник и провели последующие три недели. Однажды они занимались любовью на берегу, когда, вдруг, в самый ответственный момент, глаза Джорджа встретились с огромными удивленными глазами девочки лет двенадцати, смуглой местной жительницы, которая стояла в нескольких шагах от разыгрывающейся откровенной бурной сцены с открытым ртом, не в силах сдвинуться с места. Джордж замер, удивленный Дэвид поднял глаза, и, увидев маленькую шпионку, пришел в бешенство и, разьяренный, заорал: -Что ты здесь делаешь, черт побери?!Немедленно убирайся отсюда! Девочка, до смерти напуганная, бросилась бежать. Джордж высвободился из объятий Дэвида, срывая поцелуй с его соленых губ, и бросился догонять девочку. -Подожди, не убегай!-крикнул он ей в след, не уверенный, что она понимает по английски. ;-Не бойся!Остановись! Он обогнал ее и встал на дороге. Девочка встала, как вкопанная. -Ты понимаешь английский?-спросил Джордж, стоя перед ней, совершенно обнаженный. -Пусти, я больше не буду!-захныкала она. -Пущу, если ты пообещаешь никому не говорить о том, что видела!-сказал Джордж. -Я и не говорила... -всхлипнула она. -Что?!Так ты шпионишь за нами?-воскликнул разгневанный Джордж и ухватил ее за запястье. -Нет, я тут гуляю!-отчаяно крикнула она и вырвала руку. -Ладно. Как тебя зовут?-стараясь взять себя в руки, сказал Джордж, понимая, что иначе ничего не добьется. Девчонка, насупившись, упрямо молчала. -Меня зовут Джордж. Извини, что я голый, ты сама виновата. Она бросила на него быстрый взгляд и смущенно опустила глаза. -Чериш. Меня зовут Чериш. Теперь пусти меня, я никому ничего не скажу!-сказала она. Джорджу ничего не оставалось, как убраться с дороги. Когда он вернулся, Дэвид спросил его, притягивая к себе и целуя: -Что ты сказал ей? -Чтобы она не смела болтать о нас. Она уже видела нас раньше, представляешь?;-возмущенно ответил Джордж. -Вот черт!-воскликнул Дэвид;-Ладно, плевать. Забудь о ней, дорогой, она все равно ничего не понимает;-сказал Дэвид, возвращаясь к прерванному удовольствию. Джордж снова увидел Чериш через два дня. Дэвид поехал в город по каким-то делам, ненадолго оставив мальчика одного. Она появилась неизвестно откуда, когда Джордж сидел на берегу и писал в своем дневнике. Она стояла сзади, совсем рядом, и молчала. -Привет, шпионка!-бросил Джордж через плечо. -Я не шпионка!-возразила она. -Лучше бы ты была не болтушкой;-сказал он, закрывая дневник. -А я не болтушка. Если бы я хотела, то рассказала бы, потому что не боюсь тебя. -ответила она, присаживаясь рядом. Джордж улыбнулся. Вообще-то он был не прочь с кем-нибудь поболтать. -Ты американец? Нет, у тебя какой-то дурацкий акцент;- она смешно наморщила нос. -Нет, это у тебя дурацкий акцент!Я-англичанин, понятно? -Понятно. А почему ты делаешь "это" с мужчиной?-спросила бесцеремонная девчонка, склонив голову набок. -Слушай, какая же ты все-таки наглая!-воскликнул Джордж. -А ты извращенец!-засмеялась она. -Если ты не прекратишь обзываться, я прогоню тебя, нахальная девчонка;-начал сердится Джордж. -Извини, я больше не буду. Но ведь я же правду говорю;-просто сказала она. -Почему ты это делаешь?; -Потому что я-гей. Знаешь ты, что это такое? -Разумеется!-засмеялась Чериш;-Это отвратительно! -Это ты так думаешьЯ не собираюсь с тобой это обсуждать. -возразил Джордж и покосился на нее. -Что ты все время сидишь, как старик, пошли, погуляем!-сказала она, и, схватив его за руку потащила вдоль берега. Джорджу было смешно, и он не сопративлялся. -Ты похож на девочку. -сказала она;-И волосы у тебя длиннее, чем у меня! -сказала она, восторженно глядя на своего красивого спутника, который был на три головы выше ее. Через час они уже были друзьями, и гуляли по городу, держась за руки. Они забрели на какой-то рынок, где дедушка Чериш продавал бананы и яблоки. Он угостил их. Джорджу так понравилось гулять, что он совсем забыл о том, что Дэвид вот-вот должен вернуться домой. Приехав домой и не обнаружив там Джорджа, Дэвид отправился на пляж. Он был уверен, что мальчик там-Джордж никогда не уходил без спроса. Но и там его не оказалось. Дэвид пришел в ужас. Он совершенно не знал, что делать. Незнакомый город, незнакомые люди, незнакомые законы. Куда он мог уйти?Зачем?Он же всегда ждал Дэвида дома! Полиция?Какие-то люди?Что же?Где же он, где?Дэвид хотел немедленно отправиться искать его, но где? Нужно ждать его дома, он должен вернуться!-успокаивал себя Дэвид. Время тянулось, как резина. Он уже сбился со счета выкуренных сигарет и все кругами ходил по комнате и вокруг дома. Джордж вернулся вечером. Он тихонько отворил дверь и с виноватым видом заглянул внутрь. -Джордж!Слава Богу!-бросился к нему Дэвид и прижал к груди;- Как ты мог уйти, не предупредив меня?!Я чуть с ума не сошел!Это же незнакомый город, и ты знаешь наше положение! -О, прости меня, Дэвид!Я не ожидал, что уйду надолго!Сколько сигарет ты выкурил?-спросил Джордж, отмахиваясь от табачного дыма, который наполнял комнату.. Его взгляд упал на пустую пачку. -Но Дэвид!Утром это была целая пачка без трех сигарет!Ты сумашедший, так нельзя! -Как ты мог так поступить со мной?Где ты был?-горько спросил Дэвид, бросая недокуренную сигарету. -Помнишь ту девочку, что подглядывала за нами?Она живет здесь недалеко, я с ней познакомился и мы пошли гулять. Я не собирался уходить надолго!-сказал Джордж виновато. -Боже мой, опять она!Слава Богу, что не полиция!-вздохнул Дэвид. -Ну что ты, конечно, нет. -сказал он и обнял своего друга. -Джордж, я не могу и не хочу держать тебя затворником. Так жить нельзя. Тебе нужно общение, я пони- маю. Но есть масса вещей, которые нельзя недооценивать. У нас могут возникнуть проблемы с полицией. Ты -ребенок, а я-взрослый мужчина, понимаешь? -Я не ребенок! -Глупенький!Во-вторых, твоих родственников нельзя недооценивать. Они в любую минуту могут разыскать и увезти тебя. В третих, я боюсь потерять тебя, я не смогу жить без тебя!Я не должен признаваться тебе в этом, но ты- самая большая любовь в моей жизни, и самое большое страдание в то же время. -Я заставляю тебя страдать?-изумился Джордж, удивленно глядя в его темные печальные глаза. -Да. Я с каждым днем все сильнее люблю тебя, и все сильнее боюсь потерять. Я одержим тобой, болен тобой, Джордж. Если ты покинешь меня, я умру. -Но я люблю тебя, Дэвид!Я полюбил тебя с первого взгляда!Мы-часть друг друга, одно целое!Неужели ты не чувствуешь?Как ты можешь думать, что я смогу оставить тебя?-сказал Джордж, усаживаясь на нго колени, лицом к нему, как Дэвид любит, и обнимая его за шею. -Пообещай мне, что такое больше не повторится!Пообещай предупреждать меня заранее, если уходишь, и возвращаться вовремя, это для меня очень важно, Джордж!-попросил Дэвид, целуя его в губы. -Обещаю!-сказал Джордж. -Спасибо, любовь моя;-поблагодарил Дэвид мальчика, чтобы закрепить в его сознании понимание того, что он дал обещание и что Дэвид верит ему. Джордж в течении всей недели много времени проводил со своей подругой-они о многом говорили. Вообще, им было просто весело. Дэвид не возражал, потому что видел, что Джордж смотрит на нее как на младшую сестренку, которой у него никогда не было. Он даже радовался, что у мальчика появилась возможность общаться. Он наблюдал в окно, как они сидят у самого края прибоя, разглядывая альбом, или гоняются друг за другом, смеясь и брызгаясь. Через две нелели они вернулись домой. Джордж соскучился по дому. В день отъезда он попрощался с Чериш, которой было очень жаль расставаться. -Когда ты вернешься? -Не знаю, Чериш. Это зависит от Дэвида. Когда он решит. Дома Джордж не разу не упоминул о ней, словно забыл. Он был целиком поглощен своими депами, и больше всего-Дэвидом. Он знал, что Дэвиду нужно только лучшее, и он старался быть лучшим во всем. Единственное, что огорчало Дэвида-это регулярные отлучки Джорджа с друзьями. Однажды он вернулся поздним вечером в компании двух своих друзей, с которыми он расстался у ворот дома. Дэвид, уставший ждать его, увидел это в окно. Он ни разу не видел этих парней, и в его душе появилось нехорошее подозрение. Джордж необычно медленно поднялся по лестице, ввалился в дверь их спальни и плюхнулся лицом вниз на кровать. Дэвид склонился над ним и повернул его лицом к себе. Джордж смеялся. Его щеки горели румянцем, глаза странно блестели, а зрачки были необычно расширенны. Дэвид не чувствовал запаха спиртного. -Что это, Джордж?-испугался Дэвид, озабоченно вглядываясь в его пылающее лицо. Но он только глупо смеялся, его прекрасные локоны разметались по подушке. -Что ты принимал?-затрес его пришедший в ужас Дэвид. -Ничего!-пробормотал Джордж. Его язык заплетался. -Не смей лгать мне!Кто дал тебе наркотик?Кто?Отвечай!Я убью его!-пришел в бешенство Дэвид. Он продолжал трясти его, но Джордж был не в состоянии разговаривать. Дэвид был в шоке. Он стащил с его ног ботинки, раздел его и уложил в постель, а сам в изнеможении опустился в кресло и закурил. Через несколько минут он вскочил к Джорджу, которого начало тошнить. Он едва успел донести его до ванной, где они просидели весь оставшийся вечер. Джорджа жестоко выворачивало, а Дэвид, суетясь вокруг него со стаканом воды, сокрушался: -Это я во всем виноват!Я испортил тебя!Ты же был таким милым, славным ребенком, Джордж!Что это было- кокаин?Героин?Валиум?Марихуана?О, Господи!Ты мог погибнуть! За окном была уже глубокая ночь. Дэвид отнес обессиленного, измученного Джорджа в постель. Он сразу же отключился. Дэвид, нежно очерчивая пальцем красивые теплые губы своего спящего юного любовника, осторожно коснулся их губами. Глядя на него, спящего, такого прекрасного, Дэвид с горечью думал, что Джордж вырастает. Он чувствовал, что начинает терять его. Каждый раз Дэвид видел, сколько взглядов притягивает к себе его мальчик, со сколькими похотливыми взглядами он успел встретиться!Даже если Джордж одевал обычную мужскую одежду. Он был до неприличия красив и изнежен. Дэвид сам создал его таким. Однажды Джордж встретил белокурого гитариста Тони у дверей студии, и начало новой группе было положено. Теперь Джордж часами пропадал где-то со своим новым приятелем, который был на четыре года старше его. Дэвид с ума сходил от ревности, потому что видел, как Тони пялился на Джорджа. И не зря он ревновал, потому что однажды он увидел их вдвоем в постели. Он знал, где искать своего мальчика, который пропадал вторую ночь подряд. Дэвид приехал в квартиру Тони, чей адрес он заранее предусмотрительно узнал у Джорджа. Дэвид с бешенно колотящимся сердцем медленно поднялся по лестнице и замер у двери, которая была даже не заперта. Он толкнул ее и увидел Джорджа, спящего в объятиях Тони. Он сразу понял, чем они занимались. Это был удар ниже пояса. Его сердце было разбито. Дэвид сел в машину и уехал. Ему невыносимо было видеть своего любимого в объятиях другого мужчины. Они оба были напичканы кокаином, это был второй раз в жизни Джорджа, когда он принимал наркотик. Тони предложил ему кокаин, а потом затащил его в постель, когда Джордж уже ничего не соображал. Джордж сделал непоправимую ошибку, согласившись принять дозу. Ког да он проснулся утром, он пришел в ужас, но было уже поздно. Он никак не мог смириться с мыслью, что изменил своему Дэвиду. Джордж молниеносно оделся и хотел бежать домой, когда заметил, что дверь все это время была открыта. У самой двери он увидел знакомый до боли окурок, и в ужасе опустился на ступеньки лестницы, пряча горящее лицо в ладони. Его глаза застилали жгучий стыд и внезапно нахлынувшие слезы. Он просто не мог решиться идти домой. Джордж вернулся только следующей ночью, и, поднявшись в их спальню, он увидел бурную постельную сцену- Дэвид занимался любовью с каким-то незнакомым парнем. Внезапно их глаза встретились, и Джордж бросился бежать вниз по лестнице, прочь от увиденного, громом обрушившегося на него. "Это- расплата за измену!"-понял он. Он был оглушен и уничтожен, как и Дэвид в ту ночь. Он убегал в ночь, сам не зная, куда. "Теперь Джордж увидел то, что заслуживал увидеть. "-пронеслось в голове Дэвида. Но он не смог выдержать этого, он все еще безумно любил Джорджа, и бросился догонять его, на бегу одеваясь. Он прыгнул в свой Линкольн и завел мотор. Его сердце разрывалось от боли, которую причинил ему Джордж своей изменой, но сейчас ее затмил страх-страх за то, что с Джорджем что-нибудь случится, страх, что эта ночь- конец их любви. Он исколесил весь город, но так и не нашел его. И он ездил до утра, тупо вращая руль, пока у него не кончился бензин на одном их пустынных шоссе. Дэвид бросил машину и побрел пешком до самого дома, сходя с ума от горя. Он уже простил Джорджа, и был уверен, что сейчас умрет, если не почувствует его в своих объятиях. Он чувствовал себя, как водолаз, у которого кончается воздух, и который обречен на гибель. Джордж был его кислородом. Вот уже четыре дня они спят в разных постелях, в разных домах... Дэвид шел по трассе, и ему дико сигналили проносящиеся мимо на огромной скорости машины. -Эй, сумашедший!-донеслось до него, но Дэвиду было все равно. Он кое-как добрался до дома, и несколько дней пил, пил и пил. Курил, курил и курил. Он, не раздеваясь, спал на диване в гостинной, потому что не мог заходить в спальню, где повсюду были разбросаны вещи Джорджа, листы со строчками, написанными его почерком. Через неделю Дэвид понял-все, конец. Джордж не вернется. Он приезжал на злосчастную квартиру каждый день в надежде уговорить Джорджа вернуться, но он там не появлялся. Впрочем, как и Тони- оказалось, что эта дыра была даже не его квартирой. Дэвид был в отчаянии. Только спустя полтора месяца Дэвид застал там Джорджа. Он сидел на полу, облакотившись на стену, и что-то сосредоточенно писал на листе бумаги. Кругом стояли упакованные сумки и чемоданы. У Дэвида екнуло сердце. Джордж поднял свои печальные прекрасные голубые глаза на боящегося дышать Дэвида. -Здравствуй, Дэвид. -сказал он, откладывая в сторону лист и ручку. Дэвид опустился на пол рядом с ним. -Джордж, любовь моя... Я приехал за тобой, поехали домой, я не могу без тебя!-взмолился Дэвид, не решаясь даже коснуться его. -Нет, Дэвид. Я не могу;-возразил Джордж, опуская глаза. -Ты больше не хочешь быть со мной?Ты не любишь меня?-горько спросил Дэвид. -Я всегда буду любить тебя, ты же знаешь... -тихо ответил он. -Я тоже, Джорджи!Что же нам мешает?Это был жестокий урок для нас обоих. Но он позади!-голос Дэвида дрожал, как и его руки. Первый раз Джордж видел, как Дэвид плачет. Джордж опустил глаза. -Прости меня, Дэвид, я не понимал, что делаю. Я в ту ночь употреблял кокаин. Я все разрушил. Я ненавижу Тони за то, что он сделал со мной. Но я сам во всем виноват. Я должен был хотя бы единственный раз в жизни быть мужчиной. Я знаю, ты видел нас. Иначе бы ты не привел на мое место другого. -грустно сказал Джордж. -На твое место?!О Боже!Джорджи, ты сумашедший!Я умираю по тебе, какой другой?!Я сплю на диване в гостинной, потому что в нашей спальне твои вещи, там постель, на которой мы каждую ночь занимались любовью, которая еще хранит твой запах... Дэвид совершенно потерял над собой контроль-он плакал, как ребенок, спрятав лицо в ладонях, забыв, какой он сильный, мужественный и стойкий. -Я уезжаю, Дэвид. Так будет лучше для нас обоих. -виновато сказал Джордж;-Я сейчас позвоню и распо- ряжусь, чтобы мои вещи убрали из на.. твоего дома, и перевезли в эту квартиру. Когда тебе станет легче, ты решишь, как ими распорядиться. Прости меня. -сказал Джордж. В эту минуту за окном послышались два настойчивых машинных гудка. -Это за мной!-сказал Джордж. -Мне пора. Прощай, Дэвид. -он осторожно коснулся пальцев Дэвида, и, подняв его лицо, и поцеловал в губы. Дэвид обхватил его, сходя с ума от горя и отчаяния, не в силах разжать объятий, потому боялся, что в этот раз они разомкнутся навсегда. Джордж мягко высвободился, встал, и, последий раз посмотрев на плачущего Дэвида, взял свои чемоданы и пошел к машине. Дэвид знал, куда он уезжает. Он никогда еще не чувствовал себя таким несчастным и беспомощным, и не мог понять, как позволил Джорджу уйти. Дэвид вернулся домой, и много недель не переставая пил и курил, пытаясь хоть как-то заглушить свою боль и горе. Шли недели, месяцы, но ничего не менялось. Джордж страдал не меньше. Он просто умирал по Дэвиду, умирал без его глаз, улыбки, поцелуев и объятий, и порой готов был броситься обратно в Англию, к Дэвиду, но в его сознании с фотографической точностью всплывала картина, которую он увидел в ту злосчастную ночь.. Джордж не мог простить ни себя, ни Дэвида. Он понимал, что сам все уничтожилю Прежде всего он винил в случившемся себя. Эти мысли приходили к нему постоянно, но к ним еще примешивались боль, тоска, обида и еще бог знает что. Но чем больше времени проходило, тем больше Дэвид понимал, что не может без Джорджа. И однажды он собрался, взял билет на самолет и отправился за Джорджем с твердым намерением, что без него не вернется. Дэвид буквально бежал по незнакомым улицам чужого города, и молился про себя, чтобы только разыскать Джорджа. Он поймал такси, и водитель без проблем отвез его по указанному адресу. Дэвид дрожащим пальцем надавил кнопку звонка, и через несколько мгновений дверь распахнулась. В дверях стоял его Джордж, босой, в одних домашних шортах и рубашке нараспашку;его прекрасные голубые глаза широко раскрылись от удивления и неожиданности. Дэвид решительно шагнул внутрь, квартиры, потеснив Джорджа, захлопнул за собой дверь и буквально набросился на него, сжав в своих обьятия и жадно впиваясь губами в его губы. У Джорджа почва ушла из-под ног, он не мог произнести ни слова. Одежда летела в стороны, Дэвид шел прямо на Джорджа, не размыкая поцелуй, пока они не упали на широкую постель. Дэвид сорвал с Джорджа остатки одежды, и теперь он лежал перед ним совершенно обнаженный, ослепительно прекрасный и дрожащий от возбуждения. -Ты мой, Джорджи. Ты такой сладкий... Я так хочу заняться любовью с тобой, я мечтал об этом все это время!-прошептал Дэвид и начал жадно осыпать поцелуями его тело, ласкать губами и языком его лицо, шею, грудь, соски, упругий живот, ноги... Джордж едва нашел в себе силы выдохнуть: -О, так хочу тебя Дэвид!Люби меня, люби, люби... Дэвид ласкал губами и языком нежную ароматную кожу, спускаясь ниже и ниже, буквально пожирая его губами. Джордж уже не помнил себя от возбуждения и мог лишь вздрагивать и стонать, когда рот Дэвида дошел до его фаллоса и взял его губами. Он держал его одной рукой, проводил по нему языком и захватывал целиком. Джордж был на грани оргазма, когда, сгорая от возбуждения, он мягко высвободился и прошептал:-Позволь мне тоже сделать это стобой! -Да, любовь моя!-ответил Дэвид, откидываясь на подушки. Джордж склонился над горящей плотью Дэвида, коснулся его пениса кончиком языка и поцеловал его. Джордж почувствовал, как по телу Дэвида прошел электрический ток. Тогда он взял возбужденный член Дэвида в рот целиком и начал ласкать его языком, ощущая его толчки и наслаждаясь этим волшебным эротическим ощущением. Но Дэвид не дал ему закончить-он перевернул Джорджа и очень осторожно и медленно вошел в него сзади. Сначала его движения были очень медленными, но ритм быстро нарастал, и так же быстро нарастало возбуждение. Дэвид взял одной рукой фаллос Джорджа и начал ласкать его и не прерывая собственных толчков, ритм и глубина которых все нарастали, пока они не погрузились в длительный и мощный оргазм, содрогающий их сплетенные тела. -Боже, это прекрасно!-простонал Джордж. -Восхитительно, любовь моя-улыбнулся он, сжимая в объятиях своего юного любовника. -Боже, что ты делаешь со мной, Дэвид.... -прошептал Джордж, постепенно приходя в себя. -Люблю тебя... -прошептал Дэвид, страстно целуя его губы и нежно очерчивая их пальцем;-Мы возвращаемся домой, Джорджи. Я больше не могу без тебя. -Я тоже, любимый!-ответил Джордж, обвивая руками его шею и глядя своими аквамариновыми глазами в прекрасные черные глаза Дэвида. - Я опять хочу тебя, Дэвид!-смущенно прошептал Джордж. -О, дорогой мой!-обрадовался Дэвид;-Я так изголодался по тебе!-они опять занялись любовью и едва успели одеться и доехать до аэропорта, чтобы следующим же рейсом вернуться домой. Вечером их ждал роскошный ужин в ресторане и сказочная ночь любви, после которой они погрузились в глубокий счастливый сон, не разжимая объятий. В один из теплых солнечных апрельских дней, спустя несколько недель после примирения они сидели за столиком открытого кафе и пили молочный коктейль, обсуждая две новые группы, которые Дэвид собирался продюссировать. Джордж выглядел очаровательно- на свежем воздухе его щеки покрыл легкий румянец; а прекрасные длинные локоны шевелил прогретый солнцем ветер. Вокруг не было никого, кроме влюбленной парочки за дальним столиком и пары безразличных официантов, и Дэвид, притянув к себе Джорджа, нежно поцеловал его в губы. Вдруг он спиной ощутил чей-то пристальный взгляд; и, обернувшись, встретился глазами с незнакомым мужчиной лет сорока пяти, стоящим в десяти шагах от них. Его широко раскрытые ярко-голубые глаза горели гневом и лютой ненавистью. Джордж обернулся, чтобы увидеть то, что привлекло внимание Дэвида, и замер от неожиданности. Мужчина не сказав ни слова, повернулся и быстро пошел, а затем побежал к машине, которая немедленно отъехала. Пораженный Джордж все еще не мог найти слов, когда уже пришедший в себя после шока Дэвид принялся трясти его : -Джордж, кто этот человек? Ответь мне, ты знаешь его?Малыш, этот человек опасен, ты должен немедленно сказать мне, кто он! -Отец. Это мой отец, Дэвид!-вымолвил наконец насмерть перепуганный Джордж. -Нам нужно убираться отсюда, дорогой мой. Пойдем!-сказал Дэвид, хватая его за руку и на ходу бросая на стол купюру. Дэвид завел машину и задумчиво сказал: -Я просто не понимаю его. Он не закричал, не набросился, он только с одному дьяволу известной злобой молча глазел на нас... -Господи, Дэвид, как он нашел нас?-испуганно спросил Джордж. -Частный детектив... Все очень просто. В конце-концов, мы же живем в одном городе!-ответил Дэвид, тормозя у светофора. -Что-то здесь не так, он что-то задумал;что ты думаешь об этом, малыш? -Не знаю, Дэвид... -ответил Джордж и положил голову на его плечо, замирая от страха. Отец никогда раньше себя так не вел. Эта странная, пугающая встреча лишила всякого покоя Дэвида, который кожей чувствовал опасность, исходящую от этого человека, и напряженно ждал его возвращения. И через несколько дней он вернулся. Снова возникнув из ниоткуда, на этот раз он стоял у ворот их дома, и в его глазах была все та же злобная ненависть. Он опять молча сел в машину и уехал. С ужасом наблюдая за этой сценой, Дэвид сказал: -Завтра мы уезжаем, дорогой. -Куда?-безразлично спросил Джордж, провожая глазами красный Порше отца. -Куда? Все равно, куда, лишь бы подальше отсюда. В Италию, например. Да, мы едем в Италию. -решил Дэвид и, вздохнув, ласково провел рукой по волосам своего юного любовника. -Иди, собирай вещи, Джордж. Ранним пасмурным утром за ними приехало такси. Джордж молча наблюдал в окно за тем, как Дэвид торопливо загружает в машину вещи. Какой же он все-таки славный!-подумал Джордж. Ему не хотелось уезжать. Весна совсем уже вступила в свои права, и после первой грозы станет совсем тепло. Подернутое белой дымкой небо, по которому быстро неслись серые, тяжелые облака, обещало скорый дождь. Поросшие молодой свежей листвой старые вязы плавно качались- опять в них запутался какой-то юный шаловливый ветерок. Джордж так любит ночью прислушиваться, как они тихонько шелестят, перешепты- ваясь между собой. И это окно Джордж тоже любит- из него так хорошо видна старая башня с часами, что иногда даже можно разобрать, сколько время, если хорошо приглядеться. А еще он сидит на этом окне, когда Дэвид должен вот-вот вернуться; ему нравится смотреть, как подъезжает, выходит из машины и спешит домой его любимый Дэвид, такой красивый и сильный. Он всегда смотрит на окно и улыбается, увидев Джорджа; и как только заходит, сразу же целует его. -Джордж!Нам пора, любовь моя, пойдем!-позвал его Дэвид. Он стоял в дверях, облакотившись плечом, и смотрел на него своими темно-карими добрыми глазами. -Сейчас. -сказал Джордж, не сводя с него своих огромных, грустных, восхитительных голубых глаз. -Хорошо. Присядем на дорогу;-сказал Дэвид, сел на корточки и облакотился на дверь. -Я люблю тебя, Дэвид. -сказал Джордж. -Я тоже люблю тебя, мальчик мой. Скоро все будет позади, мы уедем отсюда, и все будет хорошо, поверь мне; -сказал Дэвид. Его сердце кровью обливалось от всего этого, но он улыбнулся Джорджу и решительно сказал: -Ну все, идем!Нам пора, дорогой. Они вышли во двор, сели в машину и поехали в аэропорт. Их самолет вылетал через час. А спустя двадцаць минут к дому подъехала другая машина. Эллиот остановил машину у ворот и прошел по аккуратной вымощенной булыжниками дорожке к дому. Остановившись у двери и сделав глубокий вздох, он позвонил. Никто не отзывался. Он позвонил еще и еще; но высунувшаяся из окна дома нап- ротив старушка пропищала своим дребезжащим старческим голосом, что мистер Ливингстон уехал с упакованным багажом двадцать минут назад. В голове Эллиота промелькнула мысль, что если он сейчас не догонит машину, то у него, возможно, навсегда упустит свой шанс... Он быстро сел в машину и помчался догонять автомобиль, в котором ненавистный подонок увозил его сына. Рискуя быть оштрафованным за превышение скорости и нарушение правил, он игнориро- вал светофоры и обганял машины, пока, наконец, его взгляд не засек нужную марку. Нет, не она... Снова прибавить скорость!Дэвид и Джордж были уже на месте и ожидали посадку на самолет. Багаж был сдан, оставалось только ждать. Он ласково посмотрел на Джорджа, который стоял, прижавшись головой к его плечу. "Ждать, ждать... "-Медленно ухало сердце Дэвида, гоня горячую, тяжелую, словно загустевшую кровь по его напряженным жилам. Он крепко сжимал теплую мягкую руку Джорджа своей влажной, отчего-то холодной рукой. -Джорджи... -зачем-то позвал он. ;на что Джордж с готовностью вскинул голову. Дэвид, забыв, что кругом люди, приподнял его подбородок и нежно коснулся его губ своими, срывая быстрый горячий поцелуй, который тут же разомкнулся. Время словно замедлило свой ход-движущиеся, снующие по залу люди, сдающие в таможню багажи, охранники, грузчики, катящие свои загруженные тележки-все застывало в воздухе, сливаясь в какую-то замедленно движущуюся массу, звуки превратились в приглушенный монотонный гул. Воцарившийся хаос прорезал голос динамика, приглашая пассажиров рейса на Венецию пройти на посадку. -Пойдем, дорогой мой, это наш;-сказал оживленно Дэвид, направляясь на посадочную площадку.. Эти мгновения были похожи на замедленные кадры кинофильма; он и не думал, что подобное можно испытать в реальной жизни. Они уже шли к трапу самолета;Дэвид ни на секунду не выпускал из рук теплую ладошку Джорджа, когда где-то сзади послышался шум. Дэвид и Джордж одновременно обернулись-на встречу им бежал тот самый мужчина, Эллиот, с искаженным от гнева и ненависти лицом, метрах в двадцати от них, с пистолетом в руке, нелепо зависая в воздухе. Его пыталась схватить группа охранников, но он яростно отмахивался кулаками и все приближался. Вот он прицелился и выстрелил, и воздух прорезал оглушительный грохот; пуля вылетела, замерзая в воздухе, потом еще выстрел, и еще... Но что это? Рука Джорджа слабеет, он, бледный, как смерть, согнувшись, опускается на мокрый асфальт. Все, все остановилось- замерли звуки, искаженные ужасом лица людей, на глазах которых только что разыгралась трагедия. Подоспевшие на помощь полицейские хватают обезумевшего от ужаса Эллиота, заламывая ему руки и надевая наручники. -Пустите меня, пустите, твари, там мой сын!Джордж!Этот подонок совратил моего сына! -Ты убил своего сына, сволочь!-сказал один из полицейских. -О Боже, нет! Боже!!! Пошли мне смерть!Я целился в этого извращенца!-стенал папаша. Но Дэвид не слышал этих голосов. Он вообще ничего не слышал, пребывая в какой-то другой реальности, где не существует отсчета времени. Он сидел на асфальте, прижимая к сердцу своего малыша, и слезы в его груди, и крик замерли... Джорджи... Его огромные голубые глаза были широко раскрыты, на длинных черных ресницах замерли слезы-или это были капли дождя, который вдруг стеной обрушился не этот грешный мир и его несчастных обитателей?Он был совершенно бледен- ни кровинки в его прекрасном нежном полудетском лице. Дэвид осторожно взял его изиащную, еще теплую руку, которую Джордж прижимал к животу-под ней зияла зловещая смертельная дыра;вся одежда была залита кровью-так вот где она вся. "О, мой малыш!Не покидай меня!Я чувствую, как из моего тела тоже утекает жизнь-мы ведь одно целое!"-пронеслось у него в голове. Дэвид увидел, как в уголке его нежных губ побежала густая алая струйка. "Все кончено. Мир рушится. Все рушится. Я умираю!"Мысли молниями мелькали в его мозгу. "Я всегда знал, что однажды ты покинешь меня, Джорджи. Ты был слишком прекрасным, слишком совершеным созданием, чтобы жить в этом проклятом грязном мире. Прости меня за то, что я не смог сберечь тебя, мой маленький!Я пообещал тебе, что мы никогда не расстанемся, и не смог сдержать своего обещания. Сможешь ли ты простить меня? Я и сам не могу простить себя. Но я всегда буду любить тебя так, как еще никто не любил на этой земле. Ты всегда будешь частью меня, а я-частью тебя... " Как в каком-то зловещем леденящем душу кошмарном сне он нежно поцеловал еще теплые губы своего малыша и закрыл ему глаза, укачивая, как младенца. Только в эту доля секунды он осознал, что Джордж мертв. -Не-е-ет!!!Джорджи!!!Нет!!!-закричал он изо всех сил, срывая горло. Осторожно опустив его на землю, он вскочил и, выхватив пистолет, что есть сил побежал к толпе еще не успевших отойти от шока свидетелей трагедии, грудью прорывая тяжелую ледяную стену дождя. За беспросветной пеленой обрушившегося горя он не видел ничего, кроме мигающих сирен и синих униформ полицейских, которые удерживали преступника. В три прышка он преодолел последние метры, отшвырнув прочь пытаюшихся остановить его охранников, и открыл огонь по убийце. Он выпустил восемь пуль с десяти метров, мгновенно уложив убийцу и двух сопровождавших его полицейских. Сделав дело, он бросил пистолет и поднял окровавленные руки, едва не теряя сознание от пережитого.

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3] [4] [5] [6]
0
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора Джордж
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Геннадий вогнал в меня огурец и стал на всю 25см. длину вгонять вовнутрь меня, я так и при этом не отпускала руками растянутые половые губки. Юрий тем временем писал на моей спине. Огурец, как мне показалось, загнали вовнутрь матки. И вновь Юрий сказал да пусть так идёт в отдел. А мы с Геной в два г... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




И мне показалось, что Надя уже не управляет этими щупальцами, она уже не повелительница этого монстра, а он полностью завладел ей. Дикое, необузданное желание овладело мной, как будто и я захотел стать частью этого осьминога и засовывать все, что можно, куда только можно! Стройная шатенка, каких мон... [дальше>>]