Читайте в рассказах




«Расскажи мне о лактации!» Она застонала и ответила: «Они заставляют меня доиться. Дважды в день они вкалывали мне специальные препараты. Даже иногда иглами прямо в соски. Это ужасно! Мои груди выросли и стали вырабатывать молоко. А сейчас я даже не могу увидеть, насколько они выросли. Я не могу кон... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Внезапно рядом с ней вырос парень с татуировкой. Тот самый парень, пристававший к ней на пляже, которого она так резко отшила. Он снова был в плавках и мокрый, видимо, после купания. Сел на ближний стул, пододвинулся поближе, начал что-то ей говорить. Положил руку ей на колено. Яна что-то ему ответи... [далее »]

Подростки
Рассказы (#634)Подростки

«Тетка встретила меня хлебосольно. Слегка накормив, она отправила меня в баню. Я люблю деревенскую баньку. Ирка пошла вместе со мной. Раздевшись, я с наслаждением смывала липкий дорожный страх, грелась на полке, лениво помахивая веником. Ирка сидела рядом. Мы разговаривали о нашей девчачьей жизни, о платьях, о школе, об общих знакомых.»

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

Это, скорее, она выбрала меня. И я отреагировал.

Однажды, кажется, это было в марте, резвясь на уроке физкультуры, я вдруг отметил про себя, что Лидки в спортзале нет. Но на первых уроках она была, я ее видел. Значит, она сейчас сидит в классе, сидит одна, скучает.

Я подбежал к физруку, что-то пробормотал ему про ушиб в коленке, пойду в класс, можно, ладно иди, он никогда мне не отказывал, зная, что на соревнованиях я отработаю втройне.

Я быстро умылся и торопливо пошел в класс. Взглянув на часы, я отметил, что в моем распоряжении двадцать минут. Что можно сделать за это время?

Я открыл дверь в наш класс. Сердце мое застучало тревожно и радостно.

Лидка, склонившись, сидела за партой. Она даже не повернулась.

Она была одна.

Я неслышно подошел сзади и закрыл ей глаза ладонями. Она вздрогнула.

- Ой, кто это?

Я держал ее крепко.

- Ой, ну, кто это?

Я убрал ладони.

- А, ты, - обрадовалась она.

- Я, а ты думала кто?

- Ничего не думала, испугалась просто.

- Просто и муха не кусает, а все с умыслом, - пошутил я.

- А тебя что, Герман прогнал с урока? - Герман это наш физрук.

- Нет.

- А что тогда? - она вдруг слегка покраснела.

- На тебя захотел посмотреть, - я сел рядом за ее парту.

- Посмотри, - она опять уткнулась носом в свою тетрадку.

Я придвинулся к ней совсем близко, так, что коснулся коленом ее бедра.

Она не отодвинулась.

- Отчего у тебя такие ушки? - запел я.

- Какие?

- Розовые.

- Не нравятся, не смотри.

- Нравятся, - я осторожно положил ладонь на ее коленку.

- Не балуйся, - прошептала она и столкнула мою руку.

- Я и не балуюсь, - сказал я и снова положил ладонь на тоже место.

Больше она меня не отталкивала.

- Ты красивая, - сказал я.

- Тебе же другие нравятся, - она подняла голову и встряхнула волосами.

- С чего ты взяла?

- На танцах все Тамарочку приглашаете.

Действительно, позавчера на танцах я часто танцевал с Томкой.

- Ты мне больше нравишься, но ты такая.. - я помолчал, здесь нужна была пауза.

- Какая?

- Неприступная.

Теперь она покраснела по-настоящему. Я легонько погладил ее колено.

- Не надо, - прошептала Лидка тихо и положила свою ладонь поверх моей.

- Ну, Лидочка, ну, девочка, - я обнял ее за плечи, притянул к себе, пытаясь поцеловать в губы.

- Пусти, ты с ума сошел, вдруг зайдет кто.

- Люблю тебя, Лидочка, - я, наконец, поймал ее губы, и мы слились в нашем первом поцелуе, таком коротком, но таком сладком.

- Ты что, ты совсем что ли, - бессвязно шептала она, отворачивая от меня свое лицо.

Я сидел, не шевелясь, я по-прежнему держал ее за плечи правой рукой, левая покоилась на ее колене. Несколько секунд мы молчали.

- Я не думал, что я тебе так неприятен.

- С чего ты взял, что ты мне неприятен?

Потомки! Я обращаюсь к вам! Помните, что в любой любовной дуэли есть так называемые ключевые фразы. Смотрите, как изящно я подвел ее к этому важному моменту. Я твердо и уверенно обнимаю ее одной рукой, моя другая рука нежно и, словно рассеяно, поглаживает ее колено, так, что пальцы то и дело исчезают под коричневой кромкой ее форменного школьного платья, я почти дышу ей в шею, но это лишь антураж к главному, а главное в том, что я одной игрой слов заставил ее признаться, что она ко мне неравнодушна, теперь лишь грубость и невежество могут разрушить мои дальнейшие планы.

Но я не буду ни грубым, ни невежественным.

- Лид, если я тебе хоть немного, ну, это... Ну, нравлюсь, что ли, то давай...

- Что? - лицо ее стало совсем пунцовым.

- Будем встречаться. У тебя ведь нет парня? - я вкладывал в голос всю страсть и покорность, на которую был способен.

- Парня, может, и нет, но ты ведь на второй день сбежишь к Томочке?

- Да нет, Лида, нет, ты что, мне не доверяешь?

Я вновь стал искать ее губы, на этот раз она совсем не отворачивалась, я стал заваливать ее на спинку парты, мне безумно захотелось погладить ее ноги, но я победил себя, я сдержался и мысленно отправил похвалу самому себе, сейчас никак нельзя было спешить, нельзя было перегибать палку.

На этот раз я целовал ее долго, я заметил, что она отвечает мне, мой язык скользнул между ее губ, она разжала зубы и, как предвестие всего последующего, я задвигал языком у нее во рту, туда-сюда, легко и нежно, туда-сюда, и еще раз, и еще.

- Зачем ты так делаешь, - почти простонала она, на секунду оторвавшись от моих губ.

- Потому что люблю тебя, разве тебе это не нравится? - прошептал я хрипло.

- Не знаю, я так никогда не целовалась, - простодушно ответила она.

- Лида, знаешь что? - произнес я через минуту.

- Что?

- Хочу попросить тебя об одном.

- О чем?

- Ну, если мы с тобой... То ты не позволяй другим трогать себя на переменке.

- Я и не позволяю, - лицо ее вспыхнуло.

- Вот и хорошо.

- А ты к другим тоже не клейся, - прошептала она.

- Конечно, ведь теперь у меня есть только ты.

Я по хозяйски скользнул ладонью вверх по ее ногам, я стал снова целовать ее в губы, радостно отмечая, что она совсем не сопротивляется, дикое желание неожиданно пронзило меня, мои пальцы миновали верхнюю кромку чулка, гладкую ткань тонких штанишек, еще вверх и вот резинка, тут я ощущаю горячую кожу ее живота, мои пальцы-умнички знают свое дело, они проскальзывают под резинку и теперь вниз, но уже по глади ее раскаленного озера, вниз, о, что это за чудо, довольно густые заросли курчавых волосиков, да она уже совсем взрослая, мелькает в моем разгоряченном мозгу, ей, наконец, удается прервать наш поцелуй, она тесно сжимает ноги, пусти, не надо, не надо, она чуть не плачет, и я ее отпускаю.

Из коридора послышался отдаленный, быстро приближающийся шум, урок физры закончился, наш веселый народец метелил в класс. Лидка торопливо приводила себя в порядок.

- Ты хоть бы отвернулся, - прошептала она, пристегивая застежку чулка.

Когда это я успел ее расстегнуть?

- Ты ведь моя девушка, что тут такого? Давай помогу, - я протянул руку.

- Перестань, лучше пересядь к себе, хочешь, чтоб нас засмеяли?

Я еще раз чмокнул Лидку в щечку и пересел на свою парту, это в другом ряду и на две парты сзади.

В следующую минуту дверь распахнулась, в класс ввалился Ванька и прямо с порога заорал:

- Какого ты смылся, мы из-за тебя продули! - набросился он на меня.

- Колено зашиб, - ответил я.

- Колено, колено, - не мог угомониться Ванька, - продули два три!

- Действительно, обидно, ведь выигрывали два ноль.

Я что-то еще отвечал Ваньке, но сам украдкой посматривал на Лидку, она, словно, не замечала нас, знай, пописывала в тетради.

С этого дня началась иная жизнь. Ничего не ведающие парни попытались было по-прежнему зажимать Лидку, но получили такой злобный отпор, что оторопели.

- Лидка дерется, словно озверела, - пожаловался мне Игорь.

На уроке я вдруг чувствовал на себе ее взгляд, я поднял голову и увидел, что она смотрит на меня, поставив на парту маленькое зеркальце.

Я подмигивал ей, она улыбалась, показывала мне язык и зеркальце исчезало.

Мне мучительно захотелось близости с ней.

Я смотрел на ее спину и видел лишь застежку ее форменного, коричневого платья, мне хотелось только одного - расстегнуть ее, дальше будет лифчик, он тоже застегнут на спине, и его я сниму, я раздену ее, я буду долго целовать и гладить ее тело, вот она уже подо мной, отчего она вдруг стала так похожа на Женю?

- Осипов, о чем мечтаем? - физик смотрит на меня, удивленно подняв брови.

- О третьем законе Ньютона, Юрий Иванович.

- О взаимном притяжении тел?

- О нем, родимом.

- Ну, иди к доске.

Физик улыбается. Классный мужик.

На переменках я теперь имел монопольное право прижимать Лидку к стенке, мы стояли друг против дружки, как мартовские кошки, мои руки были уперты в стены по обе стороны от Лидки, я не прикасался к ней, лишь иногда я немного сгибал ногу и толкал своим коленом ее коленку, она, смеясь, толкала меня обратно, она нагибалась, чтобы выскользнуть из кольца моих рук, но не тут-то было, да и она сама, видимо, не сильно хотела вырваться.

Если бы уважаемые члены педсовета услышали, что я ей шептал при этом, меня бы в тот же день исключили из школы и из рядов нашего славного комсомола.

- Лид, смотри, как у меня стоит.

- Ты хам, - смеялась она.

- Ты все же посмотри, это ведь на тебя.

- Брюки порвутся, - прошептала она, скосив вниз глаза.

- Лид, какого цвета у тебя трусики? - продолжал я нагло.

- Никакого, - она краснела.

- Что, забыла одеть, что ли?

- Ага, забыла, - смеялась она.

- А вот сейчас мы проверим, - я опускал руку, делая вид, что собираюсь задрать ее платье.

Она хватала мою руку и между нами начиналась, сладкая, древняя борьба.

К моему удивлению, глядя на нас, класс стал естественным образом разбиваться на пары, коллективные зажималки почти прекратились, зато теперь выяснилось, что в классе катастрофически не хватает углов, где бы могли тихо шептаться и жаться друг к другу определившиеся дуэты.

Мы стали встречаться вечерами. Все проходило почти по одному сценарию.

Я обнимал ее и увлекал в темноту школьного сада, там я почти насильно усаживал ее в траву, я расстегивал ее пальто, я целовал ее губы, лицо, мои руки не знали удержу, я заваливал ее назад, я гладил ее ноги, сминал кверху ее короткую юбку, нет, нет, шептала она, ну что ты, милая, хрипел я в ответ, ты ведь тоже хочешь, позволь мне, ты ведь моя, я пытался стаскивать с нее трусики, мне мешали резинки чулок, я начинал их расстегивать, пусти, я закричу, сердилась она, я наваливался на нее, я раздвигал ее ноги, мамочка, я боюсь, вскрикивала она и вдруг начинала плакать.

Женских слез вынести я не мог. И я отпускал ее.

- Перестань, не плачь, - говорил я ей.

- Ты меня не любишь, - хныкала она, поправляя одежду.

- Люблю! С чего ты взяла, что не люблю?

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3] [4]
0
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора Олег Болтогаев
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
Читайте в рассказах




Одной рукой я потихоньку подрачиваю себе. Олежка ускоряет темп. Его колено по-прежнему далеко отведено, его сокровищница открыта, и другой рукой я быстро глажу его болтающиеся яйца, ягодицы, ляжки. Забираюсь кончиком среднего пальца в колечко ануса и легонько делаю там круговые движения. А уже к это... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Я почувствовал волну чистого, электрического наслаждения. Она прижала мое лицо к своей промежности, жадно целуя мой рот и сжимая мой язык своими влажными нижними губами. Она дрейфовала сейчас еще ближе, лениво отдаваясь другой мелодической линии, которая принесет ее прямо к оргазму. Мне мало что был... [далее »]