Читайте в рассказах




Сначала удары сыпались один за другим. Как я понял, она остановится лишь кончив. И чем ближе был миг оргазма тем реже уже ремень прижигал мою кожу.  Она постанывала, прижимаясь ко мне больше и больше.  И поддавала бёдрами. Тихий едва различимый шепот. Ремень уже выскользнул из её рук. Она уцепилась... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Я почувствовал, что Ирочка вся дрожит от возбуждения, но молчит. Я понял - она хотела, чтобы я подумал, что она спит и ничего не чувствует, давая мне таким образом инициативу и ожидая, что будет дальше. Я взялся обеими руками за ее шортики и потихоньку потянул их вниз. Стягивать с чуть спящего челов... [далее »]

Подростки
Рассказы (#636)Подростки

«Нет, мир не перевернулся. Мои отношения с Романом остались, как мне казалось, для всех тайной. Месяц пролетел, словно один день, и пришел вечер, когда мне нужно было уезжать. Опять вокзал, опять наш поезд, меня провожали тетка, Ирка и Роман. Большая проблема - как увезти ответные дары, три коробки и чемодан. Роман все время находился рядом, он то и дело заботливо придержи- вал меня за талию. Я чувствовала себя неуютно, я стеснялась тетки, мне казалось, что она о чем-то догадывается. Зато Ирка бы»

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

И он обессилено упал на мое плечо. Какая же ты шалава, подумала я про себя. Еще целкой попыталась прикинуться. Я тяжело дышала, он завел меня здорово, но я так и не кончила. Он, собственно, об этом не сильно заботился.

Не то что Роман. Вспомнив Романа, я чуть не вскочила. Но какая теперь разница с кем и сколько, подумала я. Толик заснул. Я опустила ладонь между ног. Ничего себе. Этот жеребец выплеснул в меня столько, что хватило бы зачать пионерлагерь. Я вытерлась. Хотелось завершить процесс, хотя бы на автопилоте.

Но я сдержалась.

Потом я встала, одела трусики и лифчик и легла на свою полку.

В голове было, увы, пусто. Как в бочке.

Удивительно, но утром он все же проснулся, стал целовать меня и просить прощения, клятвенно обещал жениться. Дал свой адрес и фотографию, помог мне вынести вещи, словом, был очень и очень взволнован. Я позволяла ему ухаживать за собой. Наверное, это мне льстило. Уже в тамбуре мы еще раз поцеловались.

Пиши, любимая.

И ты пиши.

Тетрадь Миши

     Мои дела с Наташей идут на лад. Есть в отношениях с девушками некая черта, после прохождения которой становится ясно, еще чуть-чуть и она твоя. Стало даже как-то страшновато, когда я почувствовал, что цель так близка. Одно дело Лидка, она девушка простая, без претензий, а Наташа птичка другого полета. Ее отец начальник городской милиции. Может быть скандал неописуемый. Лидка, та сама через пару дней растрезвонила всем, и я был поражен этим. С Наташей надо как-то так, чтоб все было шито-крыто.

Теперь она почти не отталкивала меня во время наших ежевечерних ласк, она преданно смотрела мне в глаза, когда я рассказывал какую-нибудь байку, ты сильный, говорила она мне, трогая пальцами мои бицепсы, ты смелый, шептала она, когда я описывал стычку с пацанами с соседней улицы.

В кино мы почти не ходили. Дальние дюны днем и беседка в детском саду вечером, вот места, где мы находили приют для наших свиданий, нашей любви.

И если в дюнах нам кто-то постоянно мешал, то в беседке дела шли куда лучше. Правда, в детском саду мы были не одни, из других беседок изредка слышались шепот, вскрики, смех, возня. Среди нас, ночных арендаторов беседок, существовало неписаное правило, не мешать друг другу, не шастать из одного домика в другой, никаких там "закурить", "привет, как вы тут" или еще чего.

Только работа с телом, только движение к цели, только вперед, к успеху!

Что посмеешь, то и пожмешь!

И непредвиденный, совершенно дикий случай сорвал мой возможный триумф.

Дело было уже после десяти вечера. Мы с Наташей быстром миновали все стадии, освоенные нами прежде. Несчастный столик, на котором я ее разложил, жалобно скрипел и стонал. Я постоянно сдвигал в стороны полы ее расстегнутого халатика, который почему-то снова и снова запахивался, я целовал, сосал соски ее маленьких упругих грудок, сдвинутый к шее лифчик тоже был с ней заодно, он мне немного мешал, свободной (громко сказано) рукой я гладил ее живот, мои пальцы проникали под ее тонкие трусики, я ощущал волосистость ее лобка, она отталкивала меня, я начинал все снова, нет, не снова, а с той точки, которую без сопротивления преодолел прежде, мелкие шаги любовного успеха, долгий, бесконечный поцелуй взасос, мой язык между ее губ, туда-сюда, туда-сюда, о, да это ей нравится, по крайней мере, мою руку больше не отталкивают, и я, как великое таинство, как ритуальное действо, нежно и ласково провожу указательным пальцем вниз к ее лону, бог мой, ее щелка так влажна, и мой палец сам собой проникает в ее тайну, Наташа в голос стонет, ее тело дергается, но я не отпускаю, я продолжаю поцелуй и слегка, едва-едва двигаю пальцем.

От этих моих движений девушка пришла в состояние, которое и описать-то сложно.

Она вздрагивала, она ухватила мою руку, но не для того, чтобы оттолкнуть, она держала ее, держала так, как ей было хорошо, я это понял, я это почувствовал. Боже, о, боже, мамочка, что ты со мной делаешь, шептала она плачущим, срывающимся голосом, и в этот миг я решил, что час мой настал.

Я отпустил ее. Вы слышите, я отпустил ее. На несколько секунд. Она могла бы встать и уйти. Но она не встала. Она обреченно лежала на нашем столике, было темно, но я рассмотрел ее всю, мне хотелось запомнить. Наташа, маменькина дочка, Наташа, девочка-конфетка, Наташа-отличница, Наташа - дочка начальника милиции. Она лежала на спине, длины столика немного не хватало, ее ноги были согнуты в коленях и свисали вниз, нежно белели ее незагорелые обнаженные груди, яркий треугольник трусиков, слегка раздвинутые колени...

Торопливо, словно боясь опоздать, я расстегнул ремень брюк, молнию, я столкнул брюки вниз до самых щиколоток, столкнул вместе с трусами, жезл мой торчал, как кукурузный початок, еще мгновение, и я занялся ею.

Я положил ладони на ее бедра, справа и слева. Ухвативши пальцами, я стал снимать с девушки трусики.

- Нет, нет, не надо, прошу тебя, нельзя, - вскрикнула она.

- Ну, что ты, ну что ты, - прошептал я, - приподнимись, милая.

И она послушно приподняла попку, чтоб мне было легче раздеть ее.

Я сдвинул ее трусики вниз к коленям, потом еще ниже, позже выяснилось, что они вообще упали на пол. Новый, незагорелый след на ее теле и темный тре- угольник между ног.

- Люблю тебя, - шепнул я и почти лег на нее. Своими обнаженными бедрами я чувствовал ее обнаженные бедра, голым животом ее голый живот, но самым острым было ощущение от прикосновения моего разгоряченного жезла к низу ее живота, к ее лону.

Вдруг я почувствовал, что она сжала ноги и не пускает меня.

- Наташа, ну, пожалуйста, ну я чуть-чуть, я буду осторожен, ну, пожалуйста.

Я ухватил ее под коленки и развел ее ноги. Я прижался к ней и ощутил, что путь свободен. Мой опыт с Женей и Лидкой сказывался, я уверенно направил себя к заветной цели.

- Мне больно, мне больно, - запричитала она, почувствовав мой напор.

Я тоже почувствовал. Преграду девственности ни с чем не спутаешь.

Я немного отступил, точнее, остался, где и был, прямо у заветного входа.

- Сейчас, милая, сейчас, больно только в самом начале, - прошептал я.

- И в конце тоже! Школьники и студенты, пользуйтесь презервативами!

Прошел почти месяц, но я до сих пор не могу понять, почему я в эту минуту не умер от разрыва сердца. Кто он был, тот скот, подслушавший нас и рявкнувший из-за стенки эту фразу именно в этот кульминационный момент нашего объятия?

Если бы я мог, я бы убил его, кто бы он ни был. И тогда, и потом. И всегда.

Вмиг все кончилось. Мы замерли друг на друге, словно мышки, но лишь на на мгновение.

В следующую минуту за стенкой домика послышались шаги, я вскочил подтянул брюки и со словами "убью" выскочил из беседки. Вокруг, конечно же, никого не было. Я кинулся назад в беседку. Наташа сидела на столе, ее халатик был застегнут на все пуговицы.

Приехали!

Вздохнув, я сел рядом. Я обнял ее. Поцеловал. Я увидел, что она плачет.

- Перестань, - я погладил ее плечи.

- Никогда больше не приводи меня сюда, слышишь? - шептала она сквозь слезы.

- Хорошо, хорошо, - отвечал я, хотя подумал, а куда же тебя вести?

- Пойдем домой, - сказала она.

- Пойдем.

- Отдай мне.

- Что?

- То, что забрал.

- Что ты имеешь ввиду?

- Кончай притворяться.

И тут я понял. Нагнувшись, я отыскал под столиком ее трусики. Она подумала, что я их забрал себе.

- На, вот.

Она сунула их в карман халатика.

- Ты их не оденешь?

- С пола?

Я пристыжено замолчал. Вот, что значит девочка-чистюля, улыбнулся я про себя. Она лучше пройдет по городку без трусов, чем наденет их после того, как они побывали на полу беседки.

Мы вышли из домика, так и не ставшего приютом нашей любви. Ночь была темная, как никогда, громко пели сверчки - наши ночные менестрели, густо пахла ночная фиалка.

Осторожно мы пошли к выходу, мы шли мимо других беседок, где оставались другие влюбленные. Таинственная, ни с чем не сравнимая возня слышалась из этих маленьких будочек, где проходили уроки первой любви многие пацаны и девочки нашего городка.

Нам, мне, ей - не повезло. А может, повезло, кто знает?

Тетрадь Ани

     Жизнь моя, увы, проходит по одному сценарию. Весь день я вожусь по хозяйству, помогаю матери, вечером приходит отец, предки почти сразу начинают скандал, и я ухожу на улицу.

- Опять гуляем? - Сашка улыбается сквозь большую щель в заборе.

- Гуляем, дядя Саша.

- Анюта, я же в прошлый раз просил тебя, не называй меня дядей.

- Хорошо, дядя Саша.

- Вот зачем ты издеваешься?

Я не издеваюсь. В прошлый раз мы сидели с ним почти до двенадцати. Он все рассказывал мне про свою несчастную жизнь, про сбежавшую жену. Сочувствовал, что мои предки скандалят. Тогда он и попросил, чтобы я называла его Сашей. Я пару раз попробовала, но сегодня снова как-то неудобно. Мои проблемы я ему передать не смогу. Родители скубутся - это одна беда, но вот Андрей стал меня почему-то избегать, вот это совсем непонятно. При встречах отводит глаза, не приходит на свидания. Уже дважды. Тогда хоть бы не врал, что придет. Все бы легче было. Вот про Андрея рассказать невозможно. А в остальном - есть кому поплакаться. Сашка, так Сашка. Он меня выслушает, я его, и нам обоим легче.

- Ну, заходи, Анюта.

От приоткрывает калитку, и я проскальзываю внутрь. Мы идем туда, где сидели в прошлый раз. Это небольшая скамейка под самыми окнами его дома, со стороны сада. Мы садимся.

- Смотри, как быстро темнеет, - говорю я.

- Скоро осень, Анюта.

Мне нравится, что он так меня называет. Анюта. Даже Андрей меня так не зовет. Начинают петь ночные сверчки. То на одном дереве, то на другом. Очень красиво. Мы молча их слушаем.

- Как они это делают? - спрашиваю я.

- Трут ногой о брюшко, там у них специальный резонатор.

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3]
0
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора Олег Болтогаев
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
Читайте в рассказах




Через пару часов пьяненькая Наташа уже тискала под столом мой мгновенно возмутившийся член, а вскоре ее ярко накрашенные губы делали мне обалденный минет... Хватило меня минут на пять и я мощно кончил в умелый Наташин ротик... Договорились встретиться для более тесного общения на следующий вечер. На... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Шушукаясь и толкая друг друга локтями молоденькие девчонки, с хихиканьем посматривали на здоровенного Леннарта и явно чего-то ждали. У некоторых еще не вполне сформировалась фигура, и гордо выставленные в просветах доспеха соски их еще трудно было назвать грудью - так, припухлость, округлости. Но не... [далее »]