ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




- Ми-и-илая: Но ведь это же так интересно, а! Господи, вот была б ты сама у меня парнем: Тогда поняла бы меня! А так: что я тебе объясняю-то! Нет, но всё-равно, попытаюсь тебе хоть маленечко объяснить. Может быть поймёшь меня всё же. Вот представь вообще, как это захватывающе, если ты парень: соверш... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Через пару дней жена таки рассказала: у нас есть друзья (к сожалению уже были) , с которыми она дружила еще до нашего с ней знакомства - это прекрасная супружеская пара Таня и Гена. Одно время моя супруга работала у них, они владельцы уютного бара, так получилось, что она стала любовницей Гены, а Ге... [дальше>>]

Греческая смаковница
Рассказы (#190)Греческая смаковница

«Старый, но довольно опрятный, катер медленно приближался к каменному причалу Саламина. Мотор натужно взревел в последний раз и затих. Старый матрос-грек, ничего кроме моря в своей жизни не видевший, равнодушно сплюнул в воду залива, добросовестно кормящего его, и бросил канат встречающему. Молоденький подручный быстро и ловко привязал канат, катер стукнулся о мрачный камень причала, оттолкнулся - канат натянулся как струна. Матрос бросил второй канат. Из рубки вышел капитан, такой же старый, как»
👁 8074👍 ? (0) 1 183"📅 17/12/99
Остальное

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

Перед ее глазами стояло улыбающееся лицо Тома.

Он снял с обширной постели покрывало, отбросил в сторону одеяло. Патриция поморщилась едва заметно при виде смятых несвежих простыней, но легла покорно, уставилась на погашенную стеклянную люстру.

Он лег рядом, склонился над ней, осторожно теребя пальчиком сосок ее груди. Сосок оставался сморщенным и жалким. Галантерейщик сглотнул и резко запустил руку в колечки ее жестких волос внизу живота. Она безропотно раздвинула ноги - он тут же жадно двинул руку глубже. Там было холодно и сухо.

Он больше не мог сдерживать себя - она все равно не отвечала на ласки, чего зря стараться! Фригидна - решил он. Но ему-то какая разница! Он уверенно забрался на нее и грубо вошел, помогая себе рукой. Ни один мускул не шевельнулся на ее красивом, сейчас безучастном лице, она не отрывала глаз от погашенной люстры.

Перед ее взором стоял Том. Она увидела его глаза, мягкую его улыбку, мускулистую грудь и то, что приносило ей настоящее счастье, что она целовала так страстно.

Такой же вроде бы орган тер сейчас неистово ее внутреннюю плоть. Процедура, окончания которой она терпеливо ожидала. Даже не гимнастика - процедура.

Галантерейщик пыхтел яростно, уткнув голову в ее шелковистые темные волосы с правой стороны. Люстра находилась с левой, Патриция смотрела на нее.

А ведь она с этим черноволосым саламинянином даже ни разу не поцеловалась, вдруг подумала Патриция и сразу воспоминания о страстных, долгих поцелуях Тома захватили ее.

Он долго, бесконечно долго елозил на ней, хрипло выдыхая и вдыхая воздух - выпитое вино тормозило его чувствительность. Патриция не отрывалась от люстры, она видела глаза Тома.

Наконец он дернулся судорожно в последний раз, больно сжав кожу на ее бедре, и отвалился с протяжным стоном. И сразу, как и все, кого она знала, уткнулся лицом в подушку, возложив по-хозяйски руку на ее грудь, и провалился в счастливо-пьяный сон.

Из нее вытекала тонкая струйка, обжигая ногу. Патриция непроизвольно содрогнулась.

Возникло такое ощущение, словно в нее выплеснули струю помоев.

Образ Тома растворился бесследно в полумраке комнаты и Патриция безуспешно пыталась вызвать его вновь. Захотелось немедленно вымыться.

Она брезгливо сняла с себя волосатую руку спящего и встала с кровати. Галантерейщик не шелохнулся.

Она вышла в коридор, гадая где здесь может находиться ванна. Открыв неудачно несколько дверей, нашла наконец. Пошарила по стене и нащупала выключатель. Зашла и заперлась на задвижку. Включила холодную воду душа и долго стояла под ледяными струями, стараясь снова вспомнить лицо Тома.

Вызвать в памяти образ любимого ей не удавалось, и это приводило Патрицию в отчаянье.

На полочке, среди кремов, бритвенных принадлежностей и дезодорантов, она увидела пачку дешевых крепких сигарет и зажигалку. Выключила воду. Воспользоваться его полотенцем она не захотела, села на краю ванны, обсыхая и закурила.

Сейчас она сама себя ненавидела.

Патриция вошла в спальню - галантерейщик громко храпел, намотав на кулак простыню. Она подошла к брошенным джинсам и натянула их прямо на мокрое голое тело. Накинула рубашку, застегнув одну лишь пуговку на груди, чтобы не распахивалась, увидела свои черные трусики, подняла, взяла сумку и запихала торопливо в нее. Подхватила кроссовки за шнурки, перекинула их через плечо и вышла, не взглянув на постель со спящим в ней мужчиной. Она торопилась побыстрее покинуть этот дом.

Светало. На душе было до отвращения пусто.

Кафе на набережной выглядело безжизненным и неуютным. Скатерти были сняты, обнажилось струганное дерево. На столы сиденьями вверх были составлены стулья. Бесчисленные ножки их хмуро смотрели в серое небо. Все это выглядело уныло, в тональности невеселого настроения Патриции.

Патриция подошла к столу, за которым сидела вчера вместе с Томом, поставила сумку и сняла стул. Подумала и сняла три остальных, расставила вокруг стола. Села достала из сумки магнитофон. Включила режим записи.

Пленка бесшумно крутилась. Патриция молчала - подходящих слов не находилось.

Она вздохнула, выключила магнитофон и убрала его обратно в сумку. Подперла подбородок кулачком и уставилась на залив, который уже проснулся. Или не засыпал вовсе - подходили к пирсу и отчаливали катера и яхты, где-то вдалеке слышались крики грузчиков.

Прибежала уличная кошка, села рядом и уставилась на нее. Патриция улыбнулась ей невесело. Так они и сидели вдвоем, никто их не прогонял и не тревожил. Кошка намывалась язычком, Патрицию одолевали тяжелые мысли. Обида и раскаянье, злость и печаль, отвращение и тоска перемешались в душе ее.

Вдруг лицо Патриции осветила счастливая улыбка - с причала шел Том.

Он видел ее и шел к ней!

Вид у него был растрепанный, угрюмый и усталый. Под глазами проступили мешки, вновь появилась щетина, которая по мнению Патриции была ему очень к лицу.

Патриция подумала, что он наверное, как и она, всю ночь не спал.

Он сел к ней за столик. Какое-то время они сидели молча, не глядя друг на друга, уставившись в кажущуюся бескрайней даль залива.

Наконец Патриция повернулась к нему.

- Я рада, что ты вернулся, - нежно и искренне сказала она. - Я никак не могу перестать о тебе думать.

Он смотрел на нее пристально, словно хотел добраться до самой сути ее души, понять кто же она на самом деле.

- Что ты так на меня смотришь? - не выдержала Патриция его взгляда. - Том, поцелуй меня.

Он по-прежнему молчал.

- Не хочешь? - Она взяла его за руку и встала. - Пойдем погуляем.

Он молча встал и взял ее коричневую сумку. В этом Патриция увидела хороший знак.

Они молча миновали причал, где стояла его яхта, долго шли по набережной. Она держала его руку в своей и тихо радовалась этому обстоятельству. Вскоре набережная кончилась - дальше простирался огромный пляж. Полусонный город остался позади. Они шли по безлюдному берегу моря среди огромных валунов.

- Что за игру ты со мной затеяла? - наконец спросил Том.

- Это не игра. - искренне ответила Патриция. - Я в тебя влюблена. Но я не знаю... Я не хочу, чтобы ты не так меня понимал... Понимаешь?

- Не понимаю, - честно признался он. Он не понимал ее, да и невозможно умом понять женщину, тем более немного чокнутую.

- Том, у меня есть разные проблемы... - как бы оправдываясь сказала Патриция.

- Какие?

- Да, например, я сама.

- Да, - согласился Том убежденно. - Мне кажется, это действительно серьезная проблема.

- Ты ничего не понимаешь, - сказала она. - Ты ничего не понимаешь во мне!

- Не понимаю, - честно подтвердил Том.

- Я совсем не то, что ты думаешь.

- Ты... Ты вчера осталась с тем галантерейщиком и спала с ним?

- Да, - призналась Патриция. Хотела сперва сказать ему, что после того, как Том покинул ее, она просидела всю ночь в кафе. Но соврать ему не смогла. И повторила, сорвавшись на крик: - Да, спала! Но так хорошо, как с тобой мне не будет ни с кем.

Они сели на камни. Он молчал.

- А почему ты вернулся? - спросила Патриция.

- Не знаю.

- Почему ты не можешь принять меня такой, какая я есть?

- Я даже не знаю какая ты! И кто ты!

- Я сама не знаю. Я пытаюсь это выяснить. В любом случае - я не то, что ты обо мне думаешь, Том. Ты меня так и не поцеловал. Неужели не хочешь?

- После него не хочу.

- Том, а что ты хочешь? - Она положила руку ему на плечо и хотела заглянуть ему в глаза, но он смотрел под ноги.

Она взяла его правой рукой за подборок, чуть приподняла и поцеловала.

Они посмотрели друг на друга.

Он потянулся к ней губами, руки его висели безжизненно, и поцеловал ее в ответ - одними губами, без ласк, но Патриция чуть не закричала от счастья.

- Я говорю тебе правду, - сказала Патриция. - Ты же знаешь, что мне сейчас нужно быть в Мюнхене, но я сейчас здесь, где пляж - целый мир.

- Как это пляж может быть целым миром? - едва заметно улыбнулся он.

- Когда я с тобой, это для меня - целый мир.

- А что во мне такого интересного?

- Мне нравятся твои мысли, твое тело, нравится, как ты реагируешь на все. Как ты злишься на меня, - попыталась объяснить Патриция. И уткнулась ему головой в грудь. - Мне было так плохо!

- Я неправильно сделал, что уехал вчера?

- Не знаю. Но мы с тобой по-прежнему любим друг друга? - с надеждой спросила она. - Или, может быть, нет? - добавила она со страхом.

- Сними рубашку, - неожиданно сказал он.

- Что? - удивилась она.

- Сними, - повторил он, снял через голову свой свитер и посмотрел прямо ей в глаза.

Она с готовностью расстегнула пуговицы и, не отрывая глаз от него, медленно стала снимать рубашку. Неожиданно снова накинула и запахнула.

- Что-нибудь не так? - спросил он.

- А ты не хочешь сам меня раздеть?

Он отрицательно помотал головой.

Она сняла рубашку и выпятила вперед свою красивую грудь.

- А теперь что? - спросила Патриция.

- А теперь, - сказал Том, - прикоснись пальцами к груди.

- Зачем?

- Потому что я тебя прошу, - серьезно ответил он.

Она повиновалась.

- Так?

- Да. Теперь погладь их.

Он внимательно смотрел на нее.

- Ты ведь не в первый раз так делаешь? - наконец сказал он.

- Конечно нет, - улыбнулась она. - А что такое?

- А теперь скажи мне, что ты сейчас чувствуешь?

- Мне тепло, хорошо...

- Зажми соски пальцами.

Она сжала, как он попросил.

- Тебя это возбуждает?

- Да.

- Ты, наверно, часто это делаешь, - он подался к ней.

- Иногда.

Она почувствовала, чего он хочет и легла на спину. Он расстегнул молнию на ее джинсах. Она сама потянулась туда рукой, догадываясь, о его невысказанном желании, чтобы она поласкала себя и там. Ей было хорошо с Томом, она была готова выполнять любые его просьбы.

Он нежно гладил икру ее ноги, обтянутую материей брюк.

- Ну поцелуй же меня, - попросила Патриция нетерпеливо.

- Нет, - твердо ответил он и добавил чуть мягче: - Еще нет.

- Почему? Тебя это нисколько не заводит? - Она нежно гладила рукой его плечо.

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23]
1
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора * Без автора
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Я понял что скоро кончу, вытащил хуй, Оля сразу рухнула на кровать, перевернулась на спину и начала гладить свою только что выбритую киску. Она ещё не кончила, но была на грани. Ну а я сунул хуй из жопы, ей в рот. Она лизнула пару раз и я бурно обкончал ей всё личико! Она размазала руками сперму по ... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Щелка Лены сжалась, еще плотнее обхватывая мой член, живот напрягся, ноги сжались. Я выдержал ещё пару движений и стал выстреливать в Лену тугие струи спермы (и откуда опять взялась!) , а подруга кричала и дергалась, пришлась держать ее двумя руками, чтобы она не спрыгнула с моего фонтанирующего хуя... [дальше>>]