Читайте в рассказах




Но он уже не мог держать: сперма брызнула мне снизу в подбородок, я впился поцелуем Женьке в рот, заглушая его крики счастья, очко его то больно сдавливало мой член, то распускалось, делаясь широким. И в этот момент я сам закричал - крик ушел в нутро Женькиного рта: из меня вырвалась сперма и заполн... [далее »]
 
Читайте в рассказах




я открыла работу а она вся в сперме, я не поняла когда он успел кончить но сразу попробовала на вкус, а потом начала жадно лизать сперму которая осталось на работе Паши. потом не сдержавшийся набросилась на Пашу и поцеловала его и поняв что нельзя заниматься этим в универе пошли к Паше домой. на дор... [далее »]

Греческая смаковница
Рассказы (#190)Греческая смаковница

«Старый, но довольно опрятный, катер медленно приближался к каменному причалу Саламина. Мотор натужно взревел в последний раз и затих. Старый матрос-грек, ничего кроме моря в своей жизни не видевший, равнодушно сплюнул в воду залива, добросовестно кормящего его, и бросил канат встречающему. Молоденький подручный быстро и ловко привязал канат, катер стукнулся о мрачный камень причала, оттолкнулся - канат натянулся как струна. Матрос бросил второй канат. Из рубки вышел капитан, такой же старый, как»
👁 8311👍 ? (0) 1 183"📅 17/12/99
Остальное

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

Он наклонился и поцеловал ее в живот, потом поцеловал бугорочек груди. Она застонала.

Он поднял голову и посмотрел на нее.

- Ты для других это тоже делаешь?

- Для каких других?

- С которыми спишь.

- Ты про что? - не поняла она.

- Вот эти туристы, которых ты подцепила... Этот галантерейщик...

Она резко села, оттолкнув его.

- По-твоему, я шлюха, что ли?

Он натянул свитер.

- Шлюха, не шлюха... Ну, в общем, если бы я захотел спать с профессионалкой, я бы обратился к профессионалке.

- Это мое дело! - возмущенно воскликнула она.

- Если это твое дело, - Том встал и поднял свой свитер, - то и делай, что тебе нравится! Одевайся, я тебя отвезу на материк! - Он пошел не спеша и не оглядываясь в сторону причала. Злость вновь овладела им, затуманив рассудок.

- Зачем ты берешь на себя такие хлопоты - ты такой занятой, - съязвила она. И поняла, что он уходит навсегда. Слезы навернулись на глазах, но она последним усилием загнала их обратно.

- Том!!! - сделала она последнюю отчаянную попытку остановить его.

Он обернулся. По выражению его лица она поняла, что он настроен решительно и сейчас его не остановишь.

- Какой у тебя номер телефона? - спросила она.

- Найдешь в справочнике, - раздраженно сказал он и быстрым шагом пошел прочь. Внутри у него все кипело, ему необходимо было обдумать все в одиночестве.

- Том, ты дурак! - уже не сдерживая слез, бросила она ему вслед.

Вот и все. Мы разбиты. Железа гроза Смертью все искупила. Вместо тебя мне закроет глаза Ночь при Фермопилах.

Патриция застегнула джинсы, надела рубашку, взяла свою сумку и двинулась по берегу в противоположном направлении.

Все равно куда.


***

Патриция вышла к развалинам древнего эллинского храма. Руины, казалось, дышали историей, навевая мысли о бренности и сиюминутности всего сущего.

Патриция села на ступеньку в тени, у останков высокой стены, достала свой магнитофон и прислонилась щекой к холодному безучастному камню.

- Все кончено! - сказала Патриция в магнитофон. - Том уехал. Прощай, любовь! Все было слишком хорошо, это не могло продлиться долго. Теперь я одна и мне опять плохо. Мне очень больно. Хочется плакать, но это не поможет. Дни, которые я провела с Томом, были как мечта. Этот остров... яхта... Он был такой добрый и такой ласковый. Мне никогда ни с одним мужчиной не было так хорошо...

Она нажала на клавишу паузы, достала сигарету и закурила. Продолжила:

- Я себя веду, как дура! Нужно найти его и попросить прощения. Но у меня же есть гордость! Дурак он! Зачем он это сделал? Так трудно в это поверить! Нужно было дать ему прослушать мои пленки до конца. Он бы понял меня лучше. То, что я с кем-то спала, еще не значит, что я шлюха.

Откуда-то издали послышался шум мотора. Патриция повернулась в ту сторону. С другой стороны развалин, занимающих довольно обширную площадь, подъехал небольшой автобус, из него стали вылезать девушки в неестественно красивых и ярких одеждах.

Только сейчас Патриция обратила внимание, что там, с другой стороны остова когда-то великолепного храма стоит еще один автобус. Она-то искала покоя и уединения. И тут же показалась большая группа лениво жующих что-то на ходу туристов.

Патриция поняла наконец, кто были девушки в ярких, развевающихся одеждах - фотомодели. Словно пастух непослушного стада из автобуса вышел атлетического сложения блондин с фотоаппаратом и треногой в руках. Он погнал одну из девушек к руинам, остальные модельерши расселись на изумрудной траве.

Патриция оценила красоту местного пейзажа - выбор фотографом сделан прекрасный. Впрочем, по ее разумению, такой же прекрасный выбор был в любой точке Саламина.

- Здесь превосходно сохранившиеся руины древнего греческого храма, - по-английски говорил старенький экскурсовод оглядывающимся по сторонам туристам.

Патриция вздохнула и снова начала диктовать в магнитофон:

- Еще несколько тяжелых дней и ночей и я про все забуду. Все эти любовные истории длятся пару дней и не больше! Не буду сходить с ума! Не буду идиоткой!

Патриция убрала магнитофон в сумку, встала и пошла. Она веско рассудила, что клин клином вышибают. Фотограф ей приглянулся издалека, она решила попробовать познакомиться с ним. Множество девиц, окружающих кудрявого блондина отнюдь не беспокоили ее.

- Повернись в профиль, - услышала она проходя мимо останков каменных ворот, голос фотографа. - Так, хорошо, хорошо. Еще разок. Отлично!

Патриция облокотилась на парапет с другой стороны от фотографа и стала наблюдать за его действиями. Он фотографировал жеманную девицу с длинными светлыми волосами и роскошным бюстом. На ней были одеты белоснежные помпезные одежды, голова перевязана длинным, также белоснежным шарфом.

- Если я буду смотреть, - спросила она фотографа, - не помешаю?

- Что? - повернулся он к ней.

Был он светловолос, кучеряв и коренаст, с длинными пижонскими бачками на чисто выбритом лице. На шее висел круглый, блестящий в солнечных лучах, медальон на толстой позолоченной цепочке. Тонкая рубаха под окраску ягуара распахнулась, обнажая покрытый рыжими волосами живот.

- Меня зовут Беатрисс, - представилась Патриция, обворожительно улыбнувшись.

- Бернард, - ответил фотограф. Он оценивающе-профессиональным взглядом оглядел Патрицию, прикидывая что-то в уме.

- Эй, - окликнула разряженная девица-фотомодель. - Я думала, мы приехали сюда работать!

- Конечно, - ответил фотограф и крикнул: - Линда, Керри, отсняты. Ральфа, Матильда, переодевайтесь. Ты, Айменга, тоже можешь идти в автобус.

Девица в белых одеждах, скорчила недовольную физиономию и прошла в ворота мимо них. Патриция обошла древний парапет и, без малейшего почтения к музейной ценности строению, облокотилась на него задом, встав лицом к фотографу.

- А вообще, у меня неприятности, - проникновенно сказала Патриция, ей надо было с кем-то поделиться наболевшим. - Слышал, что это такое?

- А что случилось? - равнодушно спросил он, ковыряясь в фотоаппарате.

- Меня бросил парень, которого я люблю, я его найти не могу, Он меня возненавидел за то, что я осталась с этим галантерейщиком...

- А что ты с ним делала?

- С кем, с галантерейщиком? Я с ним спала. Но это было только, чтобы доказать себе, что Том не прав. Оказалось, что я не права. Тебя это шокирует?

- Да нет, нисколько. - Он вежливо отстранил ее и подошел к лежащему на парапете чемодану со сменным набором линз и объективов.

- А ты? - спросила Патриция. - Ты никогда никому не изменяешь?

- Слушай. Может, хочешь у меня поработать? - Он снова оглядел ее с профессиональным любопытством. Если согласится - хорошо, а нет, то нечего надоедать ему с чужими проблемами.

- Конечно, - улыбнулась Патриция, которой было все равно чем заниматься. - Могу и поработать.

- Можешь позировать голой? - задал провокационный вопрос фотограф и посмотрел прямо ей в глаза.

- Что?

- Стесняешься?

- Почему? Нисколько не стесняюсь, - уверенно и нагло улыбнулась Патриция.

- Тогда вон наш автобус, - кивнул он буйной курчавой головой, - подожди я закончу с делами. Познакомься с нашими модельершами. Потом поедем в студию.

- Хорошо, - согласилась Патриция, взяла сумку и отправилась к автобусу.

Три девушки сидели в некрасивых позах в траве у автобуса и курили. Если бы их отснять сейчас, то ни один бы журнал такие фотографии не принял бы. Но на то они и профессионалки, чтобы быть привлекательными за деньги.

Патриция вошла в автобус. За рулем скучал широкоплечий шофер в кожаной кепке и черных очках. У него были огромные бакенбарды и пышные усы подковой, концы усов доходили почти до шеи. Он вопросительно уставился на девушки.

- Привет! - весело поздоровалась Патриция. - Меня Бернард взял на работу, сказал пройти сюда.

Шофер равнодушно кивнул в сторону салона. На заднем широком диване сидела девица с обнаженной грудью и рассматривала свое лицо в зеркало.

Патриция поставила сумку у свободного сиденья, удобно устроилась у окна и стала сосредоточенно рассматривать окрестности.

Студия фотографа располагалась недалеко от берега залива, километрах в пятнадцати от города - место тихое и живописное, в какую сторону не пойди, везде отличная натура для съемок.

Автобус отвез девушек в город и уже потом они приехали сюда. Вместе с фотографом на базе жило еще несколько человек, в том числе и девица в белых одеждах, которую звали Айменга.

Дело у фотографа было поставлено аккуратно и он сразу сунул Патриции бланк контракта. Не особо вчитываясь, она вписала туда что в голову взбрело и расписалась. Он забрал контракт и заявил, что через несколько часов он будет ее снимать, пусть приготовится.

В огромной светлой столовой стояло десятка два столов, застеленных чистыми белыми простынями - видно здесь бывало и много людей сразу. Пожилая женщина принесла обед, фотограф и шофер уселись за ближайший столик. Патриция от еды отказалась, хотя со вчерашнего вечера ничего не ела.

Прямо в столовую выходила широкая распахнутая настежь дверь гримерной. Патриция, стоя у дверей на улицу, наблюдала, как белокурая Айменга небрежно сбросила с себя белые одежды и села в кресло перед огромным зеркалом. Туалетный столик у зеркала был заставлен великим множеством разных флакончиков и тюбиков. Та же самая женщина, что принесла обед фотографу, подошла теперь к блондинке и принялась ловко массировать ее стройное, пышное тело.

Не отрываясь от еды, фотограф посмотрел на стоящую в вольготной позе Патрицию.

- А если я останусь здесь пожить... Ты не возражаешь? - спросила она фотографа. - Том уехал, я без денег...

- Как хочешь, дорогая, - поднял голову от тарелки фотограф. - Жизнь тяжелая штука. Я не возражаю.

- Между прочим, - сказала обнаженная фотомодель из гримерной, - он платит только когда мы работаем. Когда не работаем, он не платит.

- За то что ты делаешь, - сказал ей фотограф, - тебе нужно переплачивать.

- Спасибо, - иронично ответила та.

Фотограф посмотрел на Патрицию.

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23]
1
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора * Без автора
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
Читайте в рассказах




Наконец настали каникулы! Я окончила 11 классов. Впервые я почувствовала что повзрослела. От этого мне стало слегка грустно. Казалось, еще недавно я маленькой девочкой шла в школу первый раз, и вот я уже взрослая окончившая школу девушка. Еще недавно я беззаботно училась в школе, а теперь мне уже не... [далее »]
 
Читайте в рассказах




Да куда там студенту-заморышу!!!! Оля была крупной, под метр девяносто ростом, и сильными, мужскими руками профессионального борца армрестлинга. Вот ее член нашел его дырочку, Оля надавила раз, другой... Дырочка сопротивлялась. Оля надавила посильней, благо, презерватив был в заводской смазке, и дел... [далее »]