ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Выжимать ей всё в невыносимейшем сладострастии прямо аж в тёплые её девчячьи кишки!!! Когда она удовлетворённо понимает, как же она мне сейчас вся-вся-вся нужна-то!!! И её юный девчёночий организм с удовольствием дарит моему взрослому мужскому организ-му всё-всё то, чего ему так, чёрт возьми, не хва... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Без колебаний я ушел в ее глубину, впервые раздвигая своей дрожащей головкой горячие стенки ее влагалища. Теперь я был ее рабом, но удивительно, что, подчиняясь ей, отдавая себя в ее власть, я становился палачом. Уже через несколько мгновений, я со всей силы вгонял свое тело в ее дрожащую пизду, с ч... [дальше>>]

Греческая смаковница
Рассказы (#190)Греческая смаковница

«Старый, но довольно опрятный, катер медленно приближался к каменному причалу Саламина. Мотор натужно взревел в последний раз и затих. Старый матрос-грек, ничего кроме моря в своей жизни не видевший, равнодушно сплюнул в воду залива, добросовестно кормящего его, и бросил канат встречающему. Молоденький подручный быстро и ловко привязал канат, катер стукнулся о мрачный камень причала, оттолкнулся - канат натянулся как струна. Матрос бросил второй канат. Из рубки вышел капитан, такой же старый, как»
👁 8074👍 ? (0) 1 183"📅 17/12/99
Остальное

Шрифт: 
A
A
A
A

скачать аудио, fb2, epub и др.

- Кстати, иди подготовься к съемкам, - сказал он. - Мадам Николас поможет тебе.

Патриция пожала плечами и отправилась в гримерную.

Женщина возилась над телом белокурой Айменги, натирая ее каким-то пахучим кремом. Заметив Патрицию, гримерша бросила на девушку быстрый взгляд:

- Раздевайся, - и кивнула на кресло перед другим столиком с зеркалом.

Патриция скинула одежду и сложила ее аккуратно. Уселась в кресло, заложив ногу на ногу и с интересом стала наблюдать за умело работающей женщиной.

Пожилая массажистка закончила натирать Айменгу, сказала, чтобы остальное блондинка доделала сама и повернулась к Патриции. Айменга развернула кресло на шарнире в сторону зеркала и стала расчесывать свои длинные красивые волосы.

Массажистка профессионально осмотрела Патрицию.

- Встань, - попросила она.

Патриция встала и опустила руки вдоль тела. Массажистка поманила ее к себе, Патриция сделала несколько шагов к центру помещения. Женщина оценивающе обошла ее вокруг, внимательно всматриваясь чуть ли не в каждую складку, каждую линию молодого, спортивного тела новой фотомодели.

В дверях показался фотограф, встал, прислонившись к стене, сложил руки на груди и смотрел внимательно на обнаженное тело Патриции, прокручивая в голове варианты поз, ракурсов и антуража.

- Достань пальчиками до пола, не сгибая колен, и постой так минутку, - попросила женщина.

Патриция улыбнулась, но перечить не стала. Все это отвлекало ее от тяжких дум и забавляло. Массажистка снова обошла вокруг нее, издав одобряющий возглас. Приблизилась, провела рукой по спине - Патриции стало щекотно - погладила ее ягодицы. Что-то решила про себя. Фотограф довольно улыбаясь смотрел на девушку.

- Выпрямись и подними вверх руки, - сказала женщина.

Патриция не понимала смысл происходящего, но видно так было нужно - пожилая массажистка на лесбиянку явно не походила, она не любовалась телом девушки, а словно осматривала заготовку, с которой ей предстояло работать. Так наверное и было на самом деле, потому что гримерша, проведя рукой по груди Патриции, удовлетворенно сказала:

- Отличное у тебя тело. Где ты их так удачно находишь, Бернард? - улыбаясь спросила она у фотографа.

- Они меня сами находят, летят, словно пчелы на мед, - самодовольно ответил тот и вышел из гримерной.

- Садись, - указала на кресло женщина и спросила: - Почему косметикой не пользуешься?

- Зачем? - удивилась Патриция. - Вообще-то пользуюсь, но редко, - добавила она. - Не всегда приличное зеркало под руками есть.

Женщина оценила шутку. Она умелыми движениями расчесала Патриции волосы, наложила косметику на лицо. Достала бритвенные принадлежности и чисто выбрила девушке под мышками, вытерла салфеткой и, скомкав, бросила салфетку на пол. Хотела втереть в тело Патриции какой-то крем, но вдруг в дверях вновь показался фотограф и сказал:

- Не надо, Николас, у нее отличный цвет кожи. Я решил снимать на берегу, вместе с Айменгой. Они прекрасно будут смотреться на контрастах.

Айменга закончила наложение косметики и с интересом смотрела на Патрицию. Гримерша отложила крем и взяла тюбик с темно-коричневой помадой. Патриция не успела подивиться зачем: ведь губы ее уже подкрашены, как женщина принялась подводить ей соски. Эта операция вызывала у Патриции здоровый смех, но она сдержалась. В добавление ко всему женщина специальным гребешком тщательно расчесала Патриции волосы на лобке, что было уже совершенно лишнее по мнению девушки.

Наконец массажистка закончила работу и отступила на несколько шагов, придирчиво оценивая свою работу. Повинуясь ее жесту, Патриция встала с кресла. Как скульптор, наносящий последние штрихи в своей работе, женщина подошла к тумбочке, поковырялась в ней и протянула Патриции красивой формы солнцезащитные очки. Патриция одела их, массажистка удовлетворенно кивнула, посмотрела на Айменгу и отрапортовала фотографу:

- Можешь вести их снимать, - сказала она ему тоном, каким отправляют учеников на черновую работу.

Патриция посмотрела на себя в зеркало - что ж она действительно не хуже прочих красоток с обложек глянцевых журналов. Она повернулась к фотографу:

- Может угостите даму стаканом вина? - кокетливо спросила она.

- Конечно, - ответил он. - Вечером, после работы.

Айменга рассмеялась.

Патриция и Айменга сидели обнаженные, если не считать черных очков на Патриции, на пологой коричневатой скале и улыбались в объектив кучерявого фотографа. Сзади них возвышался покрытый буйной зеленью холм. Белые облака лениво-неторопливо перемещались по удивительно голубому небу. Девушки сейчас казались воплощением красоты, молодости и всех радостей жизни.

- Хорошо. Не напрягайтесь. Вот так, - командовал фотограф.

Усатый шофер лениво сидел на корточках перед водой и бросал камешки, не обращая на фотомоделей никакого внимания - словно они не живые привлекательные девушки, а мраморные статуи, намозолившие глаз.

- Беатрисс, и ты, Айменга, тоже, ложитесь на бок. Ближе друг к другу. Вот так. Хорошо. Отлично. Теперь попробуем крупный план. - Он подошел ближе и снова сфотографировал. - Подними волосы, Айменга. Подними их, подними рукой. Так хорошо, ближе.

- А он, кажется, разбирается в своем деле, - негромко сказала Патриция напарнице.

- Ты думаешь? - ответила та. - По-моему, он немного тяжеловат. На мой вкус.

- Тебе так кажется? - удивилась Патриция. - А по-моему он очень даже интересен.

- Так, теперь в воду, - приказал фотограф, не догадывавшийся, что его обсуждают. - Пара снимков в воде - и на сегодня, пожалуй, достаточно.

- Тебе не нравятся мускулистые мужчины? - спросила Патриция у блондинки, заходя с нею в море.

- Нравятся, - ответила Айменга. - Когда это настоящие мужчины.

- Не понимаю.

- Он голубой, - прошептала блондинка с ноткой брезгливой насмешки.

Патриция кинула удивленный взгляд на фотографа, наблюдающего за ними в видоискатель. Он стоял на песчаном берегу, широко расставив босые ноги. Рубашка была широко распахнута, обнажая сильную, волосатую грудь. Впечатления, что он гомосексуалист фотограф не вызывал.

- Хорошо! Беатрисс в полный профиль, Айменга чуть в бок, - дал указания фотограф.

- Настоящий голубой? - не поверила Патриция.

- Аж до синевы, - подтвердила блондинка. - Перед ним хоть на мостик вставай, у него ничего не зашевелится!

- Беатрисс, повернись ко мне спиной! Так, хорошо. На сегодня хватит! Идите купайтесь, или что хотите делайте. Да, кстати, поберегите реквизит - идите купаться без ваших костюмов, - остроумно пошутил он, пробежав взглядом по их обнаженным телам, и наклонился к своему саквояжу с насадками.

- Не бывает чтобы мужчина был целиком голубой, - сказала Патриция. - Хочешь, заведем его?

Блондинка закатила глаза к небу, обдумывая предложение и озорно улыбнулась:

- Ну, если ты хочешь, то я не против.

Они поплыли и стали резвиться в освежающе-прохладной воде, он сидел на берегу, наблюдая за ними. Тела их были отлично видны сквозь прозрачную воду. Далеко от берега они не отплывали, чтобы все время их тела были у него на виду.

Наконец, девушки вылезли на приветливый берег и повалились на прогретый солнцем камень. Айменга достала из своей сумки крем и медленно стала втирать его в кожу Патриции. Движения ее пальцев были едва уловимыми - она втирала крем в кожу Патриции, словно ласкала ее. Айменга любовалась прекрасным телом новой знакомой и в ней самой хотелось поцеловать эту прекрасную грудь - у нее самой были не маленькие волнующие холмики, а высокая статная грудь совсем другой формы. И хотя Айменга никогда не слышала слов недовольства от поклонников своей грудью, а наоборот, сейчас она позавидовала Патриции.

Патриция лежала в сладострастной позе, очки она сняла и держала в правой руке. Не поворачивая головы в сторону фотографа, она спросила:

- Он на нас смотрит?

Айменга медленно повернула голову в сторону лежащего в траве фотографа.

- Да, - сказала она. И подала ей руку. - Пойдем, прогуляемся по берегу.

Патриция грациозно встала, стараясь не переигрывать, и они повернувшись к фотографу спиной, пошли не спеша по кромке воды. Ласковые волны залива бились о берег, обдавая девушек мелкими брызгами.

Фотограф сел на корточки и не отрывал от них задумчивого взгляда.

Айменга остановилась и положила руки на плечи девушки. Соски их грудей соприкоснулись, и Патриции почему-то стало неприятно. Она не понимала лесбийской любви - женщины всегда были для Патриции подругами, собеседницами, но одна мысль о ласке с женщиной вызывала у нее брезгливое отрицание.

- Ты уверена, что таким образом мы возбуждаем его? - спросила Патриция.

- Конечно, - ответила Айменга, проведя по спине Патриции и потянулась к ней накрашенными губами. - А как же еще ты сможешь возбудить голубого?

Патриция плюнула на все свои принципы и ощущения, закрыла глаза и слилась долгим поцелуем с блондинкой, представляя, что это Том.

"О, Том, где ты сейчас и чем занимаешься? Зачем ты ушел от меня?"

Фотограф смотрел на них, левой рукой прикрывая глаза от слепящего солнца, а второй теребя свой огромный круглый медальон. Наконец он вздохнул, встал и направился к дому. Поднявшись по тропке среди камней, он еще раз оглянулся - Патриция лежала на песке, обнаженная Айменга стояла на коленях над ней и гладила девушку.

Патриция видела, что Айменга увлекается лаской и поспешила отрезвить напарницу, пока та не слишком возбудилась, и не потеряла рассудка:

- Бернард пошел домой, видно созрел, - сказала она улыбнувшись и села на песке.

- А ты не хочешь еще поласкаться, - поглаживая одной рукой грудь Патриции, а другую запустив в ее темные волосы, сказала Айменга. - Нам так хорошо вдвоем.

- А ты знаешь, почему любовь между двумя женщинами называется лесбийской? - серьезно спросила Патриция, отстраняя руки блондинки и вставая.

- Ну... - растерялась та, - наверно, от острова Лесбос...

- Правильно, - сказала Патриция насмешливым тоном, что сразу отбило у блондинки охоту домогаться ее любви. Но надо было еще довести-таки до возбуждения фотографа, а без помощи Айменги это было бы затруднительно, и Патриция примирительно подала ей руку, помогая встать. - Пойдем, нам был обещан бокал вина, может еще чего выпросим. У меня от голода желудок к спине прилип.

[ следующая страница » ]


Страницы:  [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23]
1
Рейтинг: N/AОценок: 0

скачать аудио, fb2, epub и др.

Страница автора * Без автора
Написать автору в ЛС
Подарить автору монетку

комментарии к произведению (0)
Вам повезло! Оставьте ваш комментарий первым. Вам понравилось произведение? Что больше всего "зацепило"? А что автору нужно бы доработать в следующий раз?
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Во время очередного затишья я стал учить Наташку сбивать коктейли. Правда, и здесь без курьёзов не обошлось - стоило ей начать трясти шейкер, как её топик катастрофически сползал вниз, обнажая розовые соски. В первый раз это было смешно, когда же сразу несколько клиенток подошли с заказами, и мы нач... [дальше>>]
 
ЧИТАЙТЕ В РАЗДЕЛЕ: "РАССКАЗЫ"




Теперь по ней все было видно, она была измождена. Вставлять в нее свой, пусть не гигантский, но раскаленный болт, значило делать ей больно. Я раздвинул ее нежные половинки и, проведя влажным пальцем по анусу, спросил, - Можно сюда? Под моим чутким руководством она стала раком на диване, положив голо... [дальше>>]